Весной прошлого года, когда в Украине развернулась красочная и, наверное, самая яркая за всю новейшую историю борьба за президентство, я оказался в Израиле. Помню, с каким интересом тут следили за дебатами, как болели (особенно выходцы из Украины) за кандидатов, каждый из которых так или иначе с Израилем связан. 

На Порошенко тогда работала группа известных израильских политтехнологов, а уж за Зеленским стоял целый гражданин Израиля и видный еврейский деятель и меценат Коломойский, который и жил в то время неподалеку от Тель-Авива. Да и еврейское происхождение нынешний президент Украины никогда не скрывал, не прятал за углами биографии своей или родителей. Поэтому вопросы: а как Зеленский относится к Израилю, исповедует ли иудаизм и вообще ассоциирует ли себя с еврейством? — тут звучали. Поэтому, после избрания, многие в Израиле воспринимают Зеленского если не своим, то уж точно не чужим. Поэтому он многим тут интересен. К сожалению, первый визит президента Украины на Святую Землю никак не мог удовлетворить это любопытство. Ведь главным героем масштабного форума в Иерусалиме, который был посвящен памяти жертв Холокоста, оказался совсем другой человек.

Вообще, израильтяне вспоминают жертв Холокоста (на иврите Шоа — Катастрофа), весной, на шестой день после окончания главного иудейского праздника Песах, праздника свободы. Именно в Песах началось восстание в Варшавском гетто, к этому событию отцы-основатели Израиля приурочили День памяти, который вошел в государственный календарь. 

В этом году День жертв Катастрофы приходится на 21 апреля. Это очень эмоционально сильный день, главным образом из-за национальной минуты молчания. О ее начале объявляет сирена тревоги, которая раздается по всей стране. Гул сирены длится три минуты, в течение которых замирает всё: останавливаются на дорогах машины, едущие в них люди выходят и стоят, склонив головы, останавливаются автобусы и поезда, на предприятиях, в магазинах, просто на улицах — замирает все. Так в Израиле вспоминают жертв Катастрофы.

Но есть дата памяти жертв Холокоста, обращенная вовне, остальному миру. Этой датой выбран день освобождения концентрационного лагеря Аушвиц в Польше. В юбилейную годовщину освобождения и провели в Иерусалиме форум памяти жертв Холокоста. Два дня, которые проходил форум, столица Израиля стала по сути закрытым городом. Не только движение автомобилей было перекрыто почти во всех центральных районах, даже пешеходам по многим улицам проход был запрещен. Такого количества охраны, скопления телохранителей в городе, говорят, не было никогда, даже великих Ицхака Рабина и Шимона Переса хоронили тише и спокойнее, с меньшими тревогами для простых людей.

Но в информационном шуме этих дней, наполненном упоминаниями многочисленных монархов, десятков президентов и премьеров со всего мира, чаще всего звучало одно имя — Путин. Именно его приезд обсуждали в Израиле больше всего. И совсем не из-за Холокоста. 

Вся страна последние месяцы ждет освобождения израильской девушки Наамы Иссахар, которая в апреле прошлого года спокойно летела из Индии домой с пересадкой в Москве. На посадке в Тель-Авив ее задержали, сообщили, что в багаже нашли несколько граммов гашиша и началось. Арест, суд, срок — обычная, в общем, для современной России история. Но не для Израиля. Арест и особенно осуждение Наамы на долгих 7,5 лет стали трагедией для страны. Портреты Наамы, граффити с требованием ее освободить — по всей стране. Мама девушки стала ньюзмейкером, сама Наама — израильским Сенцовым. 

Накануне приезда Путина появилась информация, что Израиль передаст России в собственность часть Старого города в Иерусалиме, землю, на которой располагается Александровское подворье РПЦ, это буквально в минуте от Храма Гроба Господня. Что это — выкуп? Израиль торгуется с Путиным? Уже во время своего короткого, в темпе спецоперации, визита Путин встретился с мамой Наамы и пообещал, что «все будет хорошо». Его окружение факт сделки не признало. Возможную историю с торгом решили оставить без объяснений. 

Вот на фоне развития такого трагического и близкого для многих израильтян сюжета в Иерусалим прилетел президент Украины. Поэтому неудивительно, что все, что об этом приезде в Израиль сообщили израильтянам — решение Зеленского не ходить на торжественную встречу лидеров стран в мемориале Холокоста Яд-Вашем. 

Зеленский, как он сам сообщил, уступил места украинской делегации выжившим в Катастрофе. Красивый жест. Но любой жест может быть истолкован по-разному или вовсе не понят. Не поняли его и организаторы форума. Ведь такой формулировкой Зеленский задел их; получается, сами о стариках, выживших в нацистском аду, не подумали, не доставили стульев, не дали прийти тем, для кого это событие важно. 

В Израиле сейчас живут десятки тысяч человек, которые пережили Катастрофу. Конечно, все они быть в Яд-Вашеме не могли, да и не все, наверное, этого хотели. Ясно, что на форум Зеленский не пошел не ради тех, кто не смог на него попасть, а из-за одного, кто пришел в зал последним и сидел в первом ряду. Это как раз многие поняли хорошо. И, возмущенные арестом соотечественницы, не осудили.

К тому же, Путин начал готовиться к форуму заранее еще и на идеологическом фронте — объявил очередной исторический «джихад» Польше, обвинив поляков в пособничестве Гитлеру. В результате президент Польши в Иерусалим вообще не приехал. 

Владимир Зеленский так поступить не мог. Ведь, как было сказано, он здесь не чужой. Поэтому, наверное, не стоит придираться к его первому приезду в Израиль. В конце концов, он успел подойти к Стене Плача, помолиться у главной святыни иудаизма в окружении раввинов и религиозных евреев. Частным образом, без толпы коллег по президентскому цеху, сходил в мемориал Яд-Вашем. И главное — успел без спешки и Путина поговорить и с премьер-министром Израиля, и с бизнесменами, и просто важными и нужными людьми. Неплохо для первого раза. 

Но приехать еще раз обязательно нужно. И, думаю, Владимир Зеленский это в ближайшем будущем сделает, когда от визита украинского президента израильтян не будут отвлекать ни арест Наамы Иссахар, ни идеологические ловушки Путина, ни толпы телохранителей.  

Поделиться: