Общий вид разрушенного порта после мощного взрыва в центре Бейрута в Ливане, 5 августа 2020 года
Фото:

EPA/WAEL HAMZEH

Вечером 4 августа в районе порта ливанской столицы произошел мощный двойной взрыв. В домах в ближайших к эпицентру кварталах Бейрута вылетали стекла и трескались стены, а взрывная волна ощущалась в радиусе до 250 км — на Кипре и в соседней Сирии. Уже известно о более чем сотне погибших и, по меньшей мере, о четырех тысячах раненых — и это не окончательная цифра: поисковая операция продолжается. Катастрофа произошла на портовом складе, где хранились тысячи тонн аммиачной селитры, утверждает премьер-министр Ливана Хасан Диаб. Однако что именно повлекло ее возгорание, до сих пор неизвестно. Наряду с этой, существуют и другие версии катастрофы. Какие именно, почему это могло произойти и как Ливан, страдающий сейчас от экономического кризиса, справится с последствиями взрыва?

Как это произошло?

«Это что-то наподобие Хиросимы или Нагасаки — это единственное, что мне напомнил этот взрыв. Я никогда в жизни еще не видел разрушений подобного масштаба. Это национальная катастрофа, большая беда для Ливана, и я не представляю, как мы это переживем. Мы едва сводили концы с концами и до взрыва, а как быть после этого, я не знаю», — говорил в отчаянии вечером 4 августа Марван Аббуд, губернатор пострадавшего Бейрута. Два мощных взрыва прогремели с несколькосекундным интервалом около шести вечера. Второй был существенно мощнее: на видео, обнародованных очевидцами, видно, как сначала над портом поднимается столб дыма, а после второго взрыва над городом появляется огромное облако в форме гриба.

Взрывы нанесли ущерб зданиям в радиусе более 10 километров. По оценкам местных властей, более 300 тыс. пострадавших остались без крыши над головой. В домах, расположенных в кварталах вблизи порта, вылетели стекла, машины переворачивались на улицах, а сами улицы заполнялись мелкими обломками разрушенных сооружений. Сильно пострадали несколько медицинских учреждений, в том числе и тех, где лечили инфицированных коронавирусом — сейчас в Ливане новая вспышка. В больнице Бихазской медицинской группы в центре города на пациентов упал потолок, а больница Св. Георгия была настолько сильно повреждена, что пришлось выписывать пациентов и закрывать заведение.

Действующие бейрутские больницы переполнены, сообщили в ливанском Красном Кресте. Бейрут объявили зоной катастрофы, поэтому власти могут привлечь армию для устранения ее последствий. В стране объявили трехдневный траур по погибшим. В результате взрыва пострадал и правительственный квартал, среди пострадавших (не сильно) — сотрудники казахского, российского, немецкого посольств. Также — корабль миротворческой миссии ООН в Ливане, несколько военнослужащих получили ранения.

Ирина Карапата — выпускница Ливанского университета "Каслик". Она украинка, с 2007 года живет в Ливане и сейчас служит в монастыре в окрестностях Бейрута (5 км от порта). В разговоре с hromadske говорит, что второму взрыву предшествовало ощутимое землетрясение. Здание монастыря хотя и тряслась, однако не пострадало, а вот в храме в 200 метрах от монастыря, выломало дверь. Ирина вспоминает, что не сразу поняла, что произошло.

«Первая мысль, которая возникла, и первые голоса, которые я услышала из соседних домов, были: “Израиль”. Мы слышали два взрыва — один слабее, другой очень мощный. Я подумала, что сбросили две бомбы — одну где-то дальше, а еще одну недалеко от нас», — говорит украинка. По ее словам, в первые часы после взрыва в ее районе была отключена интернет-связь, власти не информировали, что произошло и как действовать, и это лишь способствовало распространению слухов и неправдивой информации. Все были в состоянии шока.

«Говорили, что сейчас будет еще один взрыв, что надо спасаться, но это говорили сами люди — со стороны государства и чиновников не было никаких предупреждений или призывов, например покинуть город. Лишь некоторые посольства обращались к своим гражданам, говорили, что надо одеть маски в связи со взрывом неизвестного химического вещества», — объясняет Ирина.

По ее словам, украинская община в Ливане довольно дружная: сразу после взрыва все начали звонить знакомым, чтобы убедиться, что все в порядке. По предварительным данным Посольства Украины в Ливане, серьезно пострадавших от взрыва среди украинцев нет. В пресс-службе МИД hromadske рассказали, что известно только об одной гражданке Украины, чья квартира была повреждена.

Основная версия и другие предположения

Высший совет обороны Ливана заявил, что взрыв в порту Бейрута произошел из-за 2750 тонн нитрата аммония (аммиачной селитры), который хранился в порту с 2014 года. Якобы при сварке дверей в помещении, где находилось вещество. Совет назначил комиссию для проведения расследования — первые его результаты должны объявить через пять дней.

Вообще чаще всего аммиачную селитру используют или как азотное удобрение, или как взрывное вещество. Из-за того, что она взрывоопасна, и во время взрыва в атмосферу могут попасть токсичные газы, условия ее хранения очень строгие.

«Я не успокоюсь, пока мы не найдем виновного в том, что произошло, чтобы привлечь его к ответственности и наложить на него самое суровое наказание. Это недопустимо, чтобы партия “аммиачной селитры” весом 2,7 т находилась на складе 6 лет без соблюдения превентивных мер безопасности»,подчеркнул премьер-министр Ливана Хассан Диаб.

Такое количество аммиачной селитры конфисковали в 2014 году с судна российского бизнесмена. Как сообщило ливанское издание LBCI, речь идет о судне «Росус», которым владел российский предприниматель Игорь Гречушкин из Хабаровска. По крайней мере, так говорили моряки, которые работали на этом судне, пишет российская Meduza.

В 2015-м сайт shiparrested.com сообщал, что такое судно как раз с таким грузом арестовали в Бейруте. Известно, что в 2013 году «Росус» под флагом Молдовы вышел из грузинского Батуми в Мозамбик, после чего из-за технических неисправностей зашел в порт Бейрута. Ливанские власти запретили судну выходить в море. Большую часть экипажа отпустили, на борту остались четверо моряков, которые смогли выехать из Бейрута только через год.

«Владелец Гречушкин Игорь фактически бросил судно и экипаж, который на нем остался. Денег на содержание экипажа не дает совсем. Полностью лишил судно хоть какой-то связи. Говорят, обанкротился», — писал капитан судна Борис Прокошев.

Из-за рисков, связанных с хранением аммиачной селитры, груз с этого судна переместили на один из складов в порту Бейрута. По данным сервиса MarineTraffic, в последний раз местоположение судна регистрировали в ноябре 2014 года — оно стояло неподалеку от места, где накануне произошел взрыв.

Вечером 4 августа, после катастрофы, ходило большое количество различных версий относительно причин взрыва. «Антииранские источники писали, что в этом виновата “Хезболла”. Якобы на этих складах взорвался чуть ли не весь их ракетный арсенал. Проиранские источники писали, что это диверсия, авиаудар Израиля. Много было спекуляций по этому поводу», — говорит в комментарии hromadske Илия Куса, эксперт по международной политике Украинского института будущего.

Президент США Дональд Трамп присоединился к дискуссиям и заявил на пресс-конференции, что взрыв в Ливане «похож на теракт. Бомба или что-то в этом роде». Однако после этого CNN со ссылкой на собственные источники в Пентагоне сообщил, что военные США не имеют таких данных и вообще не знают, о чем говорил президент».

«Я все-таки склоняюсь к предыдущей рабочей версии, о которой говорит большинство СМИ: взрыв произошел во время сварочных работ. Правда, я конкретно не знаю, как это возможно. Но учитывая состояние государственной системы в Ливане, меня бы это не удивило. Я не думаю, что это умысел (хотя ничего нельзя исключать), но похоже на какую-то совершенно глупую халатность. Сейчас единственный вопрос, который интересует всех ливанцев: если эта версия правдива, что эти вещества делали на складе более шести лет, и почему их не перевезли в безопасное место?», — добавляет Куса.

Но часть экспертов советует пока не отвергать возможность политического умысла в случившемся. «Факт, что в ангаре №12 хранился нитрат аммония, является подтвержденным. То есть мы не можем говорить, что его там не было. Проблема в том, что партия “Хезболла” (военизированная ливанская шиитская организация, которая желает создать в стране исламское государство, наподобие иранского — ред.), которая имеет влияние на порт Бейрута и на аэропорт, имеет на сегодняшний день кабинет министров от своей силы и президента в союзниках, и делает на границе с Сирией все, что заблагорассудится, могла иметь не только доступ к ангару, но и контролировать его. Ее причастность подтверждает и то, что после взрыва на территории порта Бейрута находились боевики этой партии, которые не дали полиции делать, что нужно», — объясняет в комментарии hromadske исполнительный директор ливанского центра исследований LCRS — POLITICA Тони Хабиб.

Какие последствия это будет иметь для Ливана?

«На сегодняшний день мы уже знаем, что этот мощный взрыв, который произошел вчера, уничтожил запасы пшеницы, склад с медикаментами. Вчера люди еще были растеряны, сегодня в глубоком потрясении, но уже начинаем приходить в себя. За этим взрывом последует другая катастрофа, и придется думать о жизни в Ливане. Все это непросто. Последствия придется долго преодолевать», — говорит Ирина Карапата.

Предварительно на компенсацию убытков от взрыва Ливану придется потратить от трех до пяти миллиардов долларов, возможно и больше, сообщил Марван Аббуд. Для страны, переживающей экономический кризис, это большая сумма. Ливан — зависимая от импорта страна, поэтому потеря порта станет для нее испытанием. Сюда, кстати, прибывали и украинские суда. По данным сервиса Marine Traffic, в порту на момент взрыва как раз стояли два украинских корабля с зерном — MERO STAR и RAOUF H, которые прибыли в Бейрут из Мариуполя. Но граждан Украины среди членов их экипажей нет, сообщили в консульском отделе Посольства Украины в Ливане.

«Много будет проблем, связанных с инфраструктурой: как организовать работу по ликвидации последствий взрыва, как убрать завалы. Ливанские власти сейчас не в лучшем состоянии из-за кризиса, потому что нет валюты, чтобы рассчитываться за различные услуги, чтобы импортировать товары», — объясняет Илия Куса.

Кроме этого — нехватка мест в больницах и средств на выплату пострадавшим и семьям погибших. Куса говорит, эта ситуация может ускорить отставку нынешнего правительства Хасана Диаба: против его политики уже были массовые протесты в стране, которые вспыхнули в октябре 2019-го.

В настоящее время Ливан просит о помощи у международных организаций и правительств стран. Ряд стран, среди которых Франция, Россия и даже недружественный Ливану Израиль, согласились помочь. Куса отмечает — вероятно, сейчас начнутся «гонки» для помощи Ливану, прежде всего, среди стран ближневосточного региона.

«То есть здесь очень похоже на ситуацию с соседней Сирией, когда там как раз началась послевоенная реконструкция, и на сирийскую шахматную доску зашли страны, которые в других условиях не могли бы вернуть свое влияние, например Эмираты и Бахрейн. Мы должны понимать, что вместе с помощью приходит и политическое влияние, политическое и экономическое присутствие, экономическая экспансия».

Поделиться: