Летняя сессия ПАСЕ в Страсбурге, Франция, 24 июня 2019 года
Фото:

Council of Europe/Candice Imbert

26 июня в Парламентской ассамблее Совета Европы будут снова рассматривать полномочия делегации России. Их обжаловали представители ряда стран, в частности — Украины. Однако украинская делегация не собирается работать в текущей сессии ассамблеи — независимо от сегодняшнего голосования.

Накануне ПАСЕ приняла резолюцию, которая позволяет делегации России вернуться в зал ассамблеи. Решением, которое поддержали 118 депутатов (62 проголосовали против), ПАСЕ изменила порядок наложения санкций на страны-члены организации.

Таким образом ПАСЕ де-факто отменила санкции против России, наложенные за ее агрессию против Украины. Впоследствии Россию официально пригласили вернуться в ассамблею. Украина ответила, в частности, отзывом постоянного представителя при Совете Европы для консультаций.

В ПАСЕ российская делегация может снова начать работать, даже с депутатами, которые представляют оккупированный Крым.

Громадское пообщалось с украинскими дипломатами, делегатами в ПАСЕ и экспертами о том, как Украина будет действовать дальше.

Представители Украины: должны отреагировать жестко

Дмитрий Кулеба, постоянный представитель Украины при Совете Европы

Стратегия участия Верховной Рады в деятельности Парламентской ассамблеи должна определяться самим парламентом. И пока у нас нет решения парламента, приедет ли, например, делегация на октябрьскую сессию, я бы не делал далеко идущих выводов.

Я убежден, что Украина должна жестко отреагировать на то, что произошло — это вопрос самоуважения. И эта реакция должна касаться не только блока межпарламентского сотрудничества ПАСЕ, но и блока межправительственного сотрудничества. С этой целью министерство иностранных дел прорабатывает различные опции — чтобы выработать комплексную политику в отношении Совета Европы. Но основополагающим принципом этой новой политики является тезис о том, что после вчерашних событий «старый» Совет Европы прекратил свое существование. И у нас сейчас новая реальность, новая организация, которая дискредитирована.

Смысл сотрудничества с любым государством или организацией заключается в том, чтобы были возможности защищать там свои интересы. Безусловно, то, что произошло вчера — это, по сути, подвешивание принципов Совета Европы. Но не все ее возможности исчерпаны. Моя личная позиция как посла заключается в том, что мы, безусловно, должны жестко ответить и разработать новую политику, которая сделает Совету Европы больно. Но одновременно мы должны остаться членами Совета Европы.

В начале этого года ситуация коренным образом изменилась в связи с тем, что в определенных европейских столицах приняли решение возвращать россиян любой ценой. Все начало разворачиваться с очень стремительной скоростью. И мы получили этот результат. Поэтому с возвращением России надо поздравлять не российскую дипломатию, а европейскую. Я убежден, что наши оппоненты приложат все усилия, чтобы обжалование закончилось положительным для них результатом.

Алексей Гончаренко, член делегации Украины в ПАСЕ

Наше решение такое: прекратить участие в работе этой сессии ПАСЕ, кроме вопросов, связанных с наложением санкций на РФ. За решение относительно полномочий будут голосовать 26 июня после обеда. И, безусловно, в этой части украинская делегация опять будет участвовать. А вот вечером, не дожидаясь завершения этой сессии, мы покидаем Страсбург.

Все механизмы, которые есть у украинской делегации, мы используем. Если нам удастся наложить хоть какие-то санкции на российскую делегацию — мы их не можем наложить в полном объеме, так как частично эти санкции уже просто ликвидированы, — мы все равно оставим ПАСЕ, но это будет важно и с моральной точки зрения, и в связи с нашими дальнейшими шагами.

Россияне утверждали последние несколько лет, что будут работать в ПАСЕ только с полным объемом полномочий. Поэтому будет интересно, как они себя поведут, если нам удастся все-таки наложить определенные ограничения.

Но в любом случае то, что произошло — это потеря Советом Европы большой части своего авторитета и попытки создать новую реальность, в которой с агрессором пытаются разговаривать и умиротворить его.

Украинская делегация ПАСЕ в Страсбурге, Франция, 25 июня 2019 года
Фото:

страница главы делегации Volodymyr Ariev в Facebook

Екатерина Зеленко, пресс-секретарь МИД Украины

Должны констатировать, что ПАСЕ осуществила выстрел себе в ногу, лишив себя механизмов влияния на стран-нарушителей, если они не придерживаются норм и принципов уставных документов. Конечно, мы будем продолжать сотрудничать с Советом Европы. У нас очень много проблем, которые надо решать, в том числе, с использованием инструментов Совета Европы: политзаключенные, незаконно удерживаемые украинцы, приговоры против активистов и крымских татар.

Нам нужно оперативно выработать механизмы дальнейшей работы, поскольку ситуация изменилась. Мы перешли от фазы нормальных отношений к периоду, когда мы чисто прагматично будем смотреть на наше взаимодействие с Советом Европы, особенно ее парламентским компонентом.

Эксперты: главную битву проиграли

Мария Томак, координатор «медийной инициативы за права человека»

26 июня Парламентская ассамблея будет рассматривать отчеты комитетов. В отчете, который касается сущностных вопросов, будут предложены санкции, которые могут применить к РФ. Но это точно не будут те значительные санкции, наложенные на протяжении этих лет. То есть Россия сможет участвовать в заседаниях Парламентской ассамблеи. Это могут быть очень мелкие ограничения: например, чтобы делегаты не могли подавать какие-то письменные запросы. В любом случае, главная битва уже проиграна.

Владимир Огрызко, экс-министр иностранных дел Украины

После 25 июня этот уже другой Совет Европы. Мы должны попрощаться с этой структурой как символом защиты прав человека, международной организацией, где царит верховенство права. Это очень печальный и досадный факт, и не только для Украины. Это касается всех государств Европы, которые сегодня потеряли важный инструмент. Согласен с мыслями, что Совет Европы превратится в некий «мини-Совбез-ООН», где будут дебатировать и призывать, но не принимать решений.

Делать вид, что ничего не произошло: нас оскорбили, но мы это «проглотим» — это худшее, что может быть. Если Украина займет такую позицию, то о нас начнут вытирать ноги. И не только в Совете Европы. Вопрос в том, насколько жесткой должна быть наша реакция. Я больше склоняюсь к жесткой позиции.

Поделиться: