Глава Луганской областной администрации Сергей Гайдай во время интервью, 23 октября 2019 года
Фото:

hromadske

Новым главой Луганской областной администрации назначили Сергея Гайдая. До этого он руководил Мукачевской районной администрацией и работал в Киевсовете.

Нromadske поговорили с Гайдаем о том, за что он сразу возьмется за новой должности, знает ли он, где в регионе воруют государственные деньги, о кланах в Закарпатье, портале «Луганщина Help», планах по строительству областной администрации в стиле магазина Metro и о получении высшего образования в 38 лет.

Почему уволили вашего предшественника Виталия Комарницкого?

Я не анализировал его работу. И не могу говорить, каким он был руководителем. Потому что не имею на это морального права. Почему такое решение — это не ко мне. Мне предложили — я согласился. Несмотря на то, что понимаю, какая это космическая ответственность. Многие люди меня поздравляли. Я не представляю себе, чтобы я встретил шахтера и сказал: «Поздравляю, класс, ты идешь в забой, молодец! Желаю успехов!» Это бред! Это тяжелая работа, потому что у меня действительно есть планы развивать регион и за полугодие показать результаты.

Какие приоритеты вам определил президент?

Экономическое развитие. Я готов говорить с инвесторами, но на таких условиях: если они видят, что могут вкладываться — пусть самостоятельно проводят тендеры, и пусть их компании здесь что-то строят или ремонтируют. Чтобы не было коррупционных составляющих, чтобы никто не говорил, что мы лоббируем определенную компанию.

Вы как-то говорили, что ваша политика — это экономика. Но экономика — это всегда цифры. Цифры экономического роста, привлеченных инвестиций... Каких цифр реально достичь?

Сейчас трудно говорить о конкретных цифрах — у любого проекта есть экономическое обоснование. Но есть уже договоренности о встречах, есть люди, которые готовы инвестировать. Есть те, кто готов завозить сюда асфальтобетонные заводы. Есть люди, которые готовы кредитовать нас и делать дороги. Я им говорил: если ваши деньги — заводите свои компании. Единственная просьба — я настаиваю на том, чтобы они регистрировали их в области. Потому что это налоги.

Глава Луганской областной администрации Сергей Гайдай во время интервью, 23 октября 2019 года
Фото:

hromadske

Когда вас должны были назначить первым заместителем главы Закарпатской ОГА, вы говорили: «Я знаю, где они воруют деньги, знаю досконально». Знаете ли вы, где воруют деньги в Луганской области?

Досконально пока нет. Но определенные моменты мне уже известны. Имея опыт руководителя непростого района, я знаю направления, на которых надо концентрировать внимание. Поэтому мне не нужно много времени, чтобы разобраться.

Основная моя задача — показать временно оккупированной территории, что у нас все ремонтируется, строится. Что у нас хорошо, спокойно, мирно. И мне бы очень хотелось, чтобы через год мы увидели не депрессивный регион, а огромную строительную площадку. Это касается и ремонта дорог, и строительства, и восстановления определенных предприятий.

Еще о Закарпатье вы говорили следующее: «Мне бы хотелось, чтобы Закарпатье осталось такой себе Барселоной, где хорошо, уютно и комфортно». Что скажете о Луганской области?

Я проехался, увидел много разрезанных заводов, которые стоят и разваливаются. Иногда такое впечатление, что едешь где-то по Припяти, по Чернобыльской зоне. Но это надо менять. Луганская область — наиболее ответственная. Да, линия фронта есть и в Луганской, и в Донецкой области. Но денег меньше все же в Луганской области. И в мирное время на Луганскую область меньше обращали внимания. Поэтому сейчас мы будем обращать внимание на все. Единственное, что хорошо в такой тяжелой ситуации: все, что будет сделано, сразу же будет видно.

Наверное, главная цель: ремонтируя, строя, договариваясь о новых инвестициях, надо показать оккупированной части Луганской области, что у нас намного лучше. Чтобы люди там поняли, что вся пропаганда, которая им в уши вкладывается, это неправда.

Почему вас все же не назначили первым заместителем главы Закарпатской ОГА Игоря Бондаренко? В начале осени вы говорили, что назначение согласовано и с президентом, и с главой ОГА.

Было огромное сопротивление местных кланов, так называемой политической элиты. Все-таки что-то хорошее кланом не назовут... С определенными представителями тех или иных кланов я не встречался принципиально, потому что я знаю, как это происходит. Даже если бы я просто выпил с ними чашечку кофе и поговорил о моде, о погоде, весь интернет писал бы о том, что я с кем-то договорился. Меня не интересовала контрабанда, которая повсюду на Закарпатье. Интересовала только работа в районе, и мне кажется, что я выполнил ее хорошо. Более того, я как госслужащий получил в свое время наивысшую оценку Кабмина (в 2016 году Сергей Гайдай получил награду «За службу государству» — ред).

С 2002 по 2015 год вы жили в Киеве. Были советником депутата Киевсовета и советником главы Обуховской РГА. Советник — это, как правило, неоплачиваемая должность. Чем вы зарабатывали на жизнь?

Приходилось работать. Это были более или менее руководящие должности — и.о. директора, исполнительный директор, гендиректор. Я брался за любую работу. У нас отсутствует такое звено, как лоббирование, но приходилось заниматься и этим тоже. Работал и в юридических компаниях. Мы огромный проект привозили в Грузию — об энергонезависимости Грузии от РФ.

Вы получили высшее образование в 38 лет, да?

Да. Мама настаивала: «Иди учиться». Хотя учиться — некорректная формулировка. Точнее — «иди получи диплом». Были скандалы, когда оказывалось, что дипломы министров липовые. Кто-то покупал их в переходах, и у меня такая возможность была. Но я сдавал все экзамены, я помню, какая у меня была дипломная работа. Мне повезло — я в то время общался с банкирами. У меня была специальность «Финансы и кредит». И мой вопрос касался именно банков, поэтому я защищал дипломную на примере определенного банка. Окончил именно в тот год, когда меня впервые назначили. И уже в должности главы Мукачевской РГА поступил в Национальную академию государственного управления при Президенте Украины. В этом году закончил ее с отличием.

Глава Луганской областной администрации Сергей Гайдай во время интервью, 23 октября 2019 года
Фото:

hromadske

Есть две фамилии, которые называют, когда речь идет о вас. Это депутат Игорь Палица и помощник президента Андрей Ермак.

Нет у меня никаких отношений с Палицей (Игорь Палица — бывший глава Одесской областной администрации, соратник Игоря Коломойского и фигурант нескольких журналистских расследований — ред.). Да, я знаком с ним, много лет назад просто виделись на каких-то мероприятиях.

Андрей Ермак — это действительно мой друг. Я давно его знаю.

Все остальное, что нам приписывают в интернете, это глупость. Я не имею отношения к лоббированию ни одного олигарха, или народного депутата, или кого-то еще.

У меня есть единственная задача от президента — развитие региона. Иногда я общаюсь с президентом. И регулярно — с Андреем Ермаком.

Я так понимаю, что впервые вы услышали о том, что можете возглавить этот регион именно от Ермака.

Да.

Что он о нем говорил?

Что если у меня не получится, то он мне по-дружески оторвет голову. Это буквальное выражение. Он мог этого не говорить — я и сам понимаю, что у меня нет права на ошибку.

Что для вас будет критерием успеха в должности?

Если хотя бы в ближайшее время мы подпишем какие-то соглашения по поводу инвестиций, то это уже будет какая-то галочка, что удалось.

Тот самый ремонт дорог — есть дорожный фонд, который относительно общей протяженности и количества дорог в критическом или аварийном состоянии. Поэтому я надеюсь, что удастся договориться с европейскими фондами или инвесторами, чтобы они дали дополнительные сотни миллионов гривен в Луганскую область на строительство дорог.

Мы посчитаем в течение недели, и, думаю, окажется, что освоение средств Государственного фонда регионального развития (ГФРР) — где-то на уровне 30-40%. Я докажу, что этот процент может быть 100%. Но для меня в приоритете освоение средств не только ГФРР, но и всех дополнительных источников финансирования.

Вы упомянули ремонт дорог. Когда вы руководили Мукачевской районной государственной администрацией, ходили слухи, что вам якобы заносили 15% — на ремонте дорог, и на других тендерах.

Чего только не говорили те кланы обо мне. Какой только грязью меня не поливали. И «лесников» я ставил на должности — там даже прописывалась цифра $45 тыс. И за $100-120 тыс. ставил на должности руководителей департаментов в области. И глав райгосадминистрации я ставил на должности... За все то время, пока я был в Закарпатье — ни одного человека не поставил. За месяц до того, как я приехал, руководитель областного лесного хозяйства, переподал всех на Киев и им продлили контракты.

Что касается дорог. Меня обвиняют, что я якобы не справился с задачей, и ни один проект или тендер не был готов. Но есть факты: проекты были готовы, у меня даже их фотографии были. Тендеры были проведены. Это публичная информация. Берем ProZorro, смотрим, какие проекты. Обращайтесь к предпринимателям, которые выполняли работы, они все прозрачно заходили на тендеры.

Нет таких людей, которые могут сказать, что я пришел и сказал: «Да, вы будете работать, но заносите мне 15%». Были моменты, когда люди приходили и говорили: «Сергей Владимирович, вы нам помогли, мы готовы отблагодарить». Например, инвесторы из Германии: «У нас есть 30 тыс. евро». Я вызываю руководителя Государственной службы Украины по чрезвычайным ситуациям. Спрашиваю, что надо. Он говорит: пожарная машина. Я их две подарил. Каким образом эти машины появились? Инвесторы приобрели. Были и небольшие суммы, когда приходили и говорили: «Готовы 15 тыс. гривен дать (примерно $600)» — «Хорошо, приобретите стиральную машину в такой-то детский сад, как спонсорскую помощь». Поставили на баланс, и люди пользуются.

Глава Луганской областной администрации Сергей Гайдай во время интервью, 23 октября 2019 года
Фото:

hromadske

Вы тогда говорили, что готовы повесить в своем кабинете портреты погибших на войне жителей Закарпатья. Повесили?

Не успел. Потому что не было кабинета. Но я бы это сделал. Я — насколько была у меня возможность — помогал людям, которые обращались (ко мне — ред.). Все семьи погибших участников АТО были обеспечены бесплатно дровами на зимний период. Обращались один раз за помощью — была сломана медицинская военная машина. И я договорился, чтобы ее в Донецкой области отправили на сервис, там отремонтировали. Я финансировал лечения некоторых ветеранов, потому что та бесплатная помощь, которую они получали, не была надлежащей.

У вас будет свой кабинет в Северодонецке. Чьи портреты будут висеть там?

Посмотрим. Но здесь немного иная ситуация с погибшими, к сожалению, кабинета не хватит. Помощь ветеранам, военным, пограничникам должна быть и она будет.

Это все же прифронтовая территория, и людям надо показывать, что мы действительно не хотим войны. Помните песню «Хотят ли русские войны»? Мы понимаем, что да. Но мы не хотим. Как и не хотим отдавать территории.

Давайте сравним временно оккупированные и подконтрольные территории. Да, у нас до сих пор есть коррупция, но надеемся, что мы все же это преодолеем. У нас мирная территория, свободно ходят люди. У нас не грабят квартиры, дома. Там действительно варварским способом «отжимали» бизнес, фирмы, предприятия.

Я понимаю военных, которые на «нуле». У которых, возможно, ранили или убили собратьев. Но я понимаю и президента. Потому что когда он говорит о разведении, то речь идет именно о разведении войск, а не об отступлении.

Спасибо.

И вам. У меня есть цель, которую можно воплотить за 3-4 месяца. Портал «Луганщина Help» (Луганская область — ред.). Доступ к нему будет у каждого, кто проживает на территории области. Если есть критическая аварийная проблема, то сфотографировал, выложил и эта проблема сразу попадает в профильный департамент. Она светится красным цветом. Как только ее запустили в работу — перекрашивается в желтый. Если вопрос решили в сроки, то становится зеленой. Если нет — опять краснеет, и я вижу, что вопрос не решен. Это мгновенная коммуникация с людьми.

Еще я бы очень хотел построить новое здание областной администрации — недорогую легкосборную конструкцию. Открытый офис. И сделать электронную очередь. Думаю, что мы получим какие-то гранты и действительно что-то построим. Обязательно.

Поделиться:
spilnokosht desktopspilnokosht mobile