Спикер Палаты общин Джон Беркоу (в центре) на заседании палаты по Brexit, Лондон, Великобритания, 30 октября 2019 года
Фото:

EPA-EFE/JESSICA TAYLOR/UK PARLIAMENT

В последний день октября британцы должны были не только резать тыкву и устраивать хэллоуинские вечеринки, но и выходить из Европейского Союза. Но Brexit снова отложили — уже в третий раз. Почему Великобритания, несмотря на смену премьера и заключение нового соглашения о Brexit, до сих пор остается в ЕС? И состоится ли выход страны из Европейского Союза вообще?

Проблема членства Великобритании в ЕС остается главной темой в тамошней политике: по данным сентябрьского опроса Ipsos MORI, 65% британцев считают Brexit «важным вопросом», а 57% — «единственным крупнейшим беспокойством». Но за более чем три года решить его не удосужились ни Тереза Мэй, ни Борис Джонсон.

«В результате референдума 2016 года британское общество оказалось с нерешенной проблемой, которую нужно как-то закончить. И все это происходит на фоне почти равного распределения как сторонников, так и противников выхода страны из Европейского Союза», — комментирует hromadske Богдан Цюпин, европейский корреспондент издания «Голос Америки», который наблюдает за перипетиями Brexit в Лондоне.

Великобритания vs ЕС

В политике относительно ЕС новый лидер Консервативной партии Борис Джонсон фактически продолжил линию своей предшественницы Терезы Мэй. Если та говорила, что «Brexit значит Brexit», то Джонсон в первый же день на посту премьера пообещал вывести Великобританию из ЕС «хоть тушкой, хоть чучелом» («do or die»).

Впрочем, новый британский премьер решил выбрать стратегию повышения ставок — вполне в стиле своего американского визави Дональда Трампа.

Джонсон неоднократно говорил о «мертвом» соглашении о Brexit от Мэй (которое согласовал ЕС), называл заложенный там механизм «бэкстопа» (сохранение свободного движения на острове Ирландия) «недемократическим» и намекал, что Великобритания не собирается платить Евросоюзу за выход (так называемый «divorce bill»).

Европейский Союз на конфронтацию Джонсона не отвечал взаимностью. Наученные опытом работы с Терезой Мэй (критика которой из Брюсселя фактически убила ее рейтинг и лишила поддержки в парламенте), европейские лидеры решили воздержаться от публичного комментирования заявлений британского премьера.

Теперь уже известно, что на фоне острой «брекзитерской» риторики британская и европейская стороны вели напряженную работу по подготовке компромиссного соглашения. А высокая поддержка Джонсона среди Консервативной партии давала шансы на то, что заключенная договоренность относительно Brexit будет принята — и 31 октября этот политический кризис в Великобритании и ЕС завершится.

Встречи Джонсона с канцлером Германии Ангелой Меркель и президентом Франции Эмманюэлем Макроном в августе прошли в исключительно доброжелательной атмосфере — как для премьера, который до тех пор критиковал ЕС за нерешительность и нежелание уступать.

В середине октября, за три недели до планируемой даты выхода из Евросоюза, на новое соглашение — и отсрочку Brexit — в публичном пространстве не было и намека. Но тогда появляются заявления сначала главы Европейской комиссии Жана-Клода Юнкера и премьера Ирландии Лео Варадкара о финишной прямой переговоров.

В итоге 17 октября на саммите ЕС в Брюсселе Юнкер и Джонсон — к удивлению многих скептиков — объявляют о заключении нового соглашения о выходе Великобритании. Но в вопросе его окончательного утверждения европейская сторона оглядывается на британский парламент.

Премьер-министр Великобритании Борис Джонсон во время выступления на заседании Палаты общин в Лондоне, Великобритания, 30 октября 2019 года
Фото:

EPA-EFE/JESSICA TAYLOR/UK PARLIAMENT

Джонсон vs парламент

Еще со времен премьерства Терезы Мэй вопрос Brexit поссорил британское правительство и парламент — несмотря на то, что партия большинства формирует свой кабинет, а министры остаются депутатами и участвуют во всех голосованиях. Не изменилась ситуация и при Джонсоне.

Сначала британские оппозиционные партии консолидировано выступили против приостановления работы парламента на пять недель (пророгации), назвав это попыткой Бориса Джонсона узурпировать власть за два месяца до Brexit. И уже позже — через суд — парламентарии добились отмены пророгации.

За те четыре сентябрьских дня, пока парламент работал, правительство Джонсона не достигло ни одной законодательной победы. Особенно донимающим для британского премьера стало принятие так называемого закона Бенна, который обязывал его просить у ЕС отсрочки Brexit, если до 19 октября парламент не примет никакого соглашения.

Тактика Джонсона в ответ на поражение на законодательном поле — обвинение депутатов в подрыве позиции страны в ее переговорах с ЕС. Закон Бенна он называл «капитуляционным», а пятинедельную пророгацию оправдывал необходимостью перезагрузить повестку дня для парламента.

И даже после заключения соглашения о Brexit, для рассмотрения которого депутаты впервые с 1982 года заседали в субботу, парламент оказался неуступчивым — и заставил Джонсона просить отсрочки выхода. Британский премьер взамен добился принятия во втором чтении своего законопроекта о Brexit — но до его окончательной имплементации он может нежелательно для Джонсона измениться.

Экс-премьер Британии Тереза Мэй (в центре) на заседании Палаты общин в Лондоне, Великобритания, 30 октября 2019 года
Фото:

EPA-EFE/JESSICA TAYLOR/UK PARLIAMENT

Выборы без выбора?

В конце концов, после окончательного откладывания Европейским Союзом Brexit до 31 января, британский премьер добился, чтобы парламент назначил досрочные выборы на 12 декабря. Они могут стать по-своему революционными для британской политики, по крайней мере по двум причинам.

Во-первых, выборы могут разрушить законодательную монополию двух ведущих партий — Консервативной и Лейбористской. На предыдущих выборах в июне 2017 года они вместе получили более 82% голосов, что практически лишило остальные партии влияния на повестку дня в парламенте.

Сейчас же не все так однозначно. По данным Britain Elects, консерваторы и лейбористы вместе набирают чуть более 60% голосов. А вот на третьем и четвертом месте — Либерал-демократическая партия во главе с Джо Свинсон (18,1%) и Партия Brexit во главе с Найджелом Фараджем (11,3%) соответственно.

В таких условиях для формирования правительства Консервативная партия, которая пока уверенно лидирует в опросах, или иная партия-победительница должна будет заручиться поддержкой оппозиции. И в случае отсутствия консенсуса между ними Великобританию может ожидать очередной кризис.

Во-вторых, в риторике ключевых британских партий чувствуется определенная усталость от Brexit. На партийных съездах в сентябре-октябре как Борис Джонсон, так и лидер Лейбористской партии Джереми Корбин говорили о масштабных социальных реформах, развитии и технологиях — но тема выхода из ЕС там почти не звучала.

«Консерваторы и лейбористы пытаются доказать своим избирателям, что они — не партии одного вопроса. Они пытаются показать, что, независимо от результатов Brexit, заботятся о будущем страны — то есть являются государственническими партиями, в отличие от Партии Brexit, которая создана и существует фактически вокруг одного вопроса», — объясняет Богдан Цюпин.

Риторика Джонсона о Brexit 31 октября любой ценой сменилась обвинением в адрес лейбористов: мол, те не дают ему покончить с выходом и заняться реформами в стране. Корбин же апеллирует к длительному пребыванию консерваторов у власти (с 2010 года) и ухудшению благосостояния британцев в стране — а вопрос Brexit предлагает вынести на второй референдум.

Третья и четвертая по рейтингу партии строят свою программную риторику именно на поддержке сохранения членства Великобритании в ЕС (либерал-демократы) или, наоборот, на полном выходе — даже если без соглашения (Партия Brexit). Но ни у Джо Свинсон и Найджела Фараджа, ни у их политических партий нет пока достаточной поддержки.

Лидер Лейбористской партии Джереми Корбин во время выступления на заседании Палаты общин в Лондоне, Великобритания, 30 октября 2019 года
Фото:

EPA-EFE/JESSICA TAYLOR/UK PARLIAMENT

Что же будет дальше — и будет ли выход?

29 октября Европейская комиссия официально сообщила об отсрочке выхода Великобритании из ЕС до 31 января 2020 года. При этом в случае, если британская сторона примет все необходимые законодательные решения к этому сроку, Brexit может произойти и раньше — например, 1 декабря этого или 1 января следующего года.

Но по крайней мере до середины декабря британский парламент работать не будет из-за грядущих выборов. Именно от них — а точнее от того, получит ли на них Консервативная партия большинство — и будет зависеть будущее Великобритании в ЕС.

«В случае победы консерваторов логичным шагом будет ратификация соглашения Джонсона о Brexit, и тогда путь выхода Британии из Европейского Союза выглядит четким и открытым», — утверждает Богдан Цюпин.

Он объясняет: говорить о том, какими могут быть результаты грядущих выборов, трудно, даже учитывая социологические опросы: «Предыдущие прогнозы очень часто подводили политиков, например, Терезу Мэй на выборах в 2017 году. Нынешние опросы показывают, что Джонсон получит достаточно уверенную победу на выборах 12 декабря, но на нее ему придется бороться».

Шанс на победу, впрочем, сохраняется и у Лейбористской партии. Она сейчас обещает заключить еще одно соглашение о Brexit, отличное от соглашений Джонсона и Мэй. А недавно там заявили о планах организовать второй референдум, где будет включен вариант отмены процедуры выхода из ЕС. Вокруг идеи повторного народного волеизъявления лейбористы могут объединиться и с Либерал-демократической партией.

«Сейчас я бы твердо не прогнозировал возможности второго референдума. Тот факт, что Лейбористская партия изменила свою позицию и сейчас поддерживает возможность повторного волеизъявления, говорит о том, что крупные партии рассматривают его как возможность решения Brexit. Но Консервативная партия сейчас все же рассчитывает на получение парламентского большинства», — добавляет Богдан Цюпин.

Между тем с политической повестки дня Великобритании не исчезают вопрос ирландской границы и шотландского национализма. Нерешенный Brexit и дальше грозит возобновлением кровопролития в Северной Ирландии. А стремление правительства Шотландии провести еще один референдум о независимости только усилилось после обнародования соглашения Джонсона о выходе из ЕС. Как заявил лидер Шотландской национальной партии в Палате общин Аян Блэкфорд, оно ставит Шотландию в невыгодное положение в торговле с ЕС.

Заявления со стороны европейских чиновников дают основания считать, что четвертой отсрочки Brexit может и не быть — на это прямо указал глава Европейского совета Дональд Туск. А руководитель переговорной группы по вопросам выхода Великобритании из ЕС Мишель Барнье не исключил возможности жесткого Brexit.

Поскольку выборы состоятся 12 декабря, новый состав еще успеет собраться до конца этого года — и, возможно, даже сможет принять необходимые для выхода страны из ЕС решения. Хэллоуинский Brexit так и не состоялся — интересно, с каким настроением британцы будут праздновать Рождество?

Поделиться: