И.о. главы Международного валютного фонда Дэвид Липтон в Вашингтоне, США, 11 апреля 2019 года
Фото:

IMF/Stephen Jaffe

В сериале «Слуга народа» Владимир Зеленский в роли Василия Голобородько отказался от любого дальнейшего сотрудничества с Международным валютным фондом, да еще и легко выплатил весь внешний долг Украины.

На посту президента Украины риторика Владимира Зеленского значительно мягче. В частности в Торонто он подчеркнул, что ожидает скорейшего восстановления сотрудничества с фондом.

«Мы хотим продолжать наши отношения с МВФ. Я подчеркиваю это. Мы будем делать все, чтобы Украина процветала», — сказал президент.

Однако в своих первых после выборов интервью он вполне серьезно спрашивал, действительно ли стоит выполнять все условия такого кредитора как МВФ, а украинский олигарх Игорь Коломойский, которого связывают с президентом, даже предполагал возможность дефолта.

По мнению Коломойского, Украине стоит последовать примеру Греции: в 2015 году стала первой развитой страной, которая не смогла вернуть кредит МВФ. Он также отмечал, что у Аргентины много раз был дефолт, но ее долги были реструктуризированы и у страны теперь «все нормально».

В интервью Bihus.info он, например, отметил, что ситуация в Украине сейчас хуже венесуэльской. Впрочем, не упомянув при этом, что когда Венесуэла объявила о дефолте, ее национальная валюта обесценилась более чем на миллион процентов, а минимальная зарплата составила $8 в месяц.

Будем откровенны, у Коломойского давние счеты с МВФ: он убежден, что именно Международный валютный фонд «подтолкнул» национализировать ПриватБанк.

Что может МВФ? История

Международный валютный фонд основали в конце Второй мировой войны, чтобы помогать странам выходить из экономического кризиса. Главная задача фонда — заботиться о стабильности международной валютной системы, системе валютных курсов и международных платежей.

Сейчас организация насчитывает 189 стран-участниц, каждая из которых вносит свою долю в финансирование фонда. Ее определяют в зависимости от того, какую позицию в мировой экономике занимает государство.

Так, наиболее развитые страны отчисляют в фонд больше денег, а за это получают больше голосов в принятии решений и могут просить весомую финансовую помощь в случае кризиса.

МВФ может кредитовать своих участников на общую сумму в почти один триллион долларов. Это в 27 раз больше, чем годовой бюджет Украины.

За время существования МВФ работал с десятками разных стран, среди которых Греция, Пакистан, Индонезия, Турция, Исландия и Мексика.

Путем краткосрочных кредитных программ под низкие проценты он дает правительствам государств-заемщиков время, чтобы провести реформы и стабилизировать экономику.

Взамен требует решительных и непопулярных реформ, чтобы убрать лишние расходы из бюджета и не допустить дефолт.

Топ-3 требований МВФ к странам-заемщикам:

  1. Оздоровление банковской системы
  2. Снижение чрезмерных социальных расходов из бюджета
  3. Налоговая реформа

Украина стала членом МВФ в 1992 году. Тогда ей выделили квоту в 10 700 акций на сумму в $1,3 млрд.

За время сотрудничества с МВФ у Украины было уже 10 сделок.

В 1995-1996 годах она впервые получила около $700 млн в поддержку своего платежного баланса.

По другой программе правительство использовало деньги фонда, чтобы преодолеть финансовый кризис 98-го года. Тогда МВФ предоставило Украине более полутора миллиардов долларов.

Всего за 25 лет государство могло получить около $70 млрд, впрочем, из-за невыполнения условий траншей получило только половину — чуть более $30 млрд.

По данным Минфина, в конце 2018 года Украина должна МВФ более $12 млрд.

Постсоветский кризис. Предыстория

В конце 1970-х западные наблюдатели даже не рассматривали вариант, что Советский Союз или страны Варшавского договора могут стать членами организации.

Еще во время переговоров о создании МВФ на Бреттон-Вудской конференции в 1944 году, СССР не подписал соответствующее соглашение, хотя и принимал активное участие в ее обсуждении.

«Первой еще в 1967 году стать членом МВФ захотела Венгрия, — рассказывает Громадскому экономист и директор Института рыночной экономики Болгарии Красен Станчев. — Тогда ни одна страна из коммунистического блока еще не работала с Международным валютным фондом. Впрочем, первую попытку Венгрии отвергли из-за запрета Брежнева».

Со странами посткоммунистического блока МВФ начал работать уже в конце ХХ века, с конца 1980-х.

После падения Берлинской стены в 1989 году и распада Советского Союза в 1991-м, организация расширила работу с двадцатью новыми странами.

Вместе со Всемирным банком и ЕС, фонд помогал новым государствам переориентироваться с центрального планирования в рыночную экономику.

В течение 90-х МВФ консультировал правительства стран по реформам, а также оказывал финансовую и техническую помощь.

После нескольких лет сотрудничества многие из новых участников фонда успешно завершили интенсивные реформы и в 2004 году присоединились к Европейскому Союзу. Среди них — Венгрия, Словакия, Эстония и другие.

Переход к рыночной экономике в таких странах сопровождался экономическими кризисами.

Например, в 1981 году в такой ситуации оказалась Польша с долгами в $23 млрд и дефицитом текущего счета в $2,3 млрд.

Тогда польское правительство обратилось к западным банкам и государствам с просьбой о реструктуризации обязательств.

Впрочем, отсутствие сотрудничества с МВФ кредиторы рассматривали, как препятствие: кроме финансовой поддержки, присутствие фонда свидетельствовало о возможности экономических реформ.

Польша начала переговоры о вступлении в МВФ в 1981 году, однако военная диктатура в стране помешала началу сотрудничества.

Первую финансовую помощь польское правительство получило уже значительно позже — в марте 1991 года. Тогда стороны договорились о транше почти $750 млн, однако получили из них около $500 млн.

С 1991 года МВФ также начало договариваться о реструктуризации денежных обязательств Польши. За три года фонд уговорил кредиторов простить 51% долга страны, который в то время стал мировым рекордом.

Перед тем МВФ помог Болгарии, которая находилась в похожей экономической ситуации. Членом организации она стала в августе 1990 года.

«Первый рекорд МВФ поставили в 1994 году, когда кредиторы простили 47% долга Болгарии, — рассказывает болгарский экономист Красен Станчев. — У нас тогда было не четыре больших кредитора, как у Греции, а более 300. Поэтому обсуждения были дорогие и длительные. Фонду понадобилось три года, чтобы нам простили почти половину всех денежных обязательств».

Обеим странам МВФ помог поддержать платежный баланс, а также реструктурировать банковский сектор и провести налоговую реформу, чтобы они смогли оплатить остальные обязательства.

Польша успешно сотрудничала с фондом, выплатила ему все кредиты и с 2009 года продолжила с МВФ консультации уже без финансовой помощи. В 2017 году польское правительство даже отказалось от кредитной линии Международного валютного фонда на сумму в $9,2 млрд.

В отличие от Польши, чтобы провести все изменения, Болгарии понадобилось больше времени. За два года после реструктуризации долга в 1994 году, страна вновь оказалась в кризисе: на этот раз проблемы возникли в банковском секторе. МВФ с 1997 года предоставило правительству еще несколько траншей и помогло провести необходимые для экономики реформы.

Пленарная сессия Международного валютно-финансового комитета в штаб-квартире МВФ в Вашингтоне, 13 апреля 2019 года
Фото:

IMF/Stephen Jaffe

Рецепт без гарантии успеха

Среди успешных примеров работы Международного валютного фонда эксперты вспоминают и Турцию. В первое десятилетие правления турецкого президента Реджепа Тайипа Эрдогана, у страны были две длительные программы в 2001-2008 годах. Обе из них правительство успешно выполнило, и реальный ВВП Турции за 10 лет вырос на 75%. С 2008 года экономика страны стабильно росла, однако дальнейшая политика Эрдогана привела к новому кризису.

Негативных примеров сотрудничества МВФ со странами тоже хватает.

Среди них — опыт Шри-Ланки, у которой за последние 50 лет было около 20 программ с фондом и при этом страна постоянно была в ситуации финансовой нестабильности. Но к такой ситуации привел вовсе не сам фонд.

«Успешность программ МВФ определяется внутренне политической ситуацией, этапом развития демократии и конкретным лидерством в стране, — объясняет исполнительный директор Центра экономической стратегии Глеб Вышлинский. — Коллеги из Шри-Ланки объясняли: причина их неудач в системной традиции популистской бюджетной политики. То есть страна тратит больше, чем зарабатывает, что непременно ведет к финансовым кризисам».

Противники МВФ вспоминают ему и не слишком успешную работу во время азиатского кризиса 90-х годов.

Тогда фонд работал в частности с Таиландом, Филиппинами, Малайзией и Индонезией.

Среди условий предоставления кредита, как и для других стран мира, сокращение государственных субсидий, снижение налога на прибыль, отказ от ограничений, которые препятствуют прямым иностранным инвестициям. Подобно многим другим, правительства этих стран не хотели принимать непопулярные решения, чтобы сохранить лояльность избирателей и удержать власть.

«МВФ хорошо работает там, где страна сама хочет меняться», — дипломатично комментирует директор Института рыночной экономики Болгарии Красен Станчев.

Встреча украинского президента Владимира Зеленского (слева) с исполняющим обязанности главы МВФ Дэвидом Липтоном (в центре), Торонто, Канада, 2 июля 2019 года
Фото:

Офис президента Украины

МВФ не панацея

В рамках сотрудничества с Украиной рекомендации МВФ были разными.

Так, у программы 2015-2018 года, кроме макроэкономической стабильности, также был большой акцент на борьбе с коррупцией.

По словам экономиста Владимира Дубровского, фонд требовал довести цены на газ для населения до рыночной стоимости, чтобы ликвидировать коррупционную схему, которую использовал олигарх Дмитрий Фирташ. Однако, по его мнению, эксперты МВФ недооценили уровень коррупции и должны были разработать детальный план по реформе теплокоммунэнерго.

Одним из условий транша для Украины от МВФ в 2015 году была очистка банковского сектора.

Так, в конце 2014 года у трети украинских банков были слишком малые собственные резервы. В Украине насчитывалось 168 банков, а их суммарный собственный капитал составил 8,6 млрд евро, что тогда почти равнялось капиталу австрийского Raiffeisen Bank International (8,3 млрд евро) или было чуть больше польского РКО (6,4 млрд евро).

Такая ситуация грозила стране — многие банки могли стать неплатежеспособными, и этим нанесли экономике еще больших потерь.

Нацбанк провел аудит, стресс-тесты банков и ввел для них новые правила работы. В частности, банки должны раскрыть своих владельцев и иметь необходимый минимум собственных резервов в зависимости от размера своего кредитного портфеля.

В течение пяти лет с рынка ушло 76 неплатежеспособных банков, однако полностью это проблему не решило. В Украине до сих пор осталось большое количество не обслуживающих кредитов.

Наибольшая их часть принадлежит российскому ВТБ, который уже признали неплатежеспособным, и Проминвестбанку, а также государственному Приватбанку.

В 2018 году общее количество неработающих соглашений в отношении кредитного портфеля банков достигло 52,8%.

Аналогичная ситуация была в Латвии.

Вследствие глобального финансового кризиса 2008 года, мировая экономика дала сильный сбой. К странам, которые наиболее пострадали в этот период, эксперты относят Латвию, спад экономики которой за два года достиг 24%.

«У Латвии был большой процент неработающих кредитов. Проблема с банками была в том, что их большинство было направлено на Россию и касалось преимущественно строительства. Значительная часть этих банков была государственная, а потому проблемы с ними повлияли на всю экономику», — рассказывает Станчев.

Правительство Латвии после консультации с МВФ сократило государственный аппарат, расходы на госработников на 20%, уменьшил пенсии на 30%, убрал все субсидии и сбалансировал бюджет.

Как результат, за два года экономика страны начала снова функционировать.

Встреча украинского президента Владимира Зеленского (слева) с исполняющим обязанности главы МВФ Дэвидом Липтоном (в центре), Торонто, Канада, 2 июля 2019 года
Фото:

Офис президента Украины

Украинский сценарий

Активную фазу сотрудничества с Украиной МВФ начало в 2010 году, однако уже через год общения оно притормозилось.

По словам заместителя главы Нацбанка Дмитрия Сологуба, причина, по-прежнему была в правительстве, которому не были выгодные условия траншей.

«У правительства был выбор — идти на жесткие условия МВФ и получить деньги, или договориться с Национальным банком, чтобы он косвенно кредитовал государство. Это бы помогло в краткосрочном периоде. Выбор был очевиден», — объясняет Дмитрий Сологуб.

Сейчас Национальный банк четко заявляет, что практике фискального доминирования пришел конец, и страна должна вкладываться в бюджет.

Дмитрий Сологуб уверяет, что после реформ последних пяти лет центральный банк больше не будет закрывать фискальные дыры бюджета. Именно это стало причиной того, что в прошлом году Украина выполнила большинство требований МВФ.

Благодаря сотрудничеству с Международным валютным фондом, Нацбанк восстановил золотовалютные резервы после кризиса 2014 года. В 2018 году они достигли рекордной суммы в $20,8 млрд, то есть выросли почти втрое по сравнению с 2014-м.

Также Нацбанк смог снизить инфляцию до самого низкого показателя за последние годы — 9,8%.

Среди других изменений — плавающий валютный курс, таргетирование инфляции, валютная либерализация, трансформация самого НБУ и звание «самого прозрачного банка мира» в 2018 году.

Плюс 4 млрд, минус 5,5

До конца года Украина должна получить от Международного валютного фонда $4 млрд, чтобы была возможность платить проценты по долгам, а оплатить мы должны почти $5,5 млрд своим кредиторам.

В следующем году нужно будет уплатить уже больше — $6 млрд. Суммарно же до 2023 года нам нужно будет отдать внешним заимодавцам более $25 млрд.

Для всех стран мира брать деньги в долг для развития экономики — обычная практика.

«Кредиты МВФ примерно в три раза дешевле, чем заимствования на частном рынке капитала, — объясняет исполнительный директор Центра экономической стратегии Глеб Вышлинский. — Мы платим примерно 3% годовых фонда, а наличие этой программы позволяет нам привлекать другие ресурсы. Например, от Всемирного банка под тот же процент и макрофинансовой помощи от ЕС под почти нулевой процент. Без программы МВФ ставка была бы для нас еще выше и мы не смогли бы привлечь нужны деньги, чтобы погасить предыдущие кредиты».

Поделиться: