28-летняя Маха и ее сестра, 25-летняя Вафа аль-Субаи, решились на отчаянный шаг. С детства они страдали от домашнего насилия: девушек били за любое неповиновение. В ультраконсервативном исламском государстве, каким является Саудовская Аравия, это — норма. Права женщин здесь не защищены. Сестрам удалось покинуть родину, сейчас они в Грузии — ждут получения убежища. Чтобы обезопасить себя, они зарегистрировались в Twitter, где активно рассказывают о себе и просят о помощи.

Бегство от тотальной несвободы

«Прямо сейчас мы находимся в Грузии, но и здесь мы не чувствуем себя в безопасности. Грузия не является безопасной страной для нас. Мы уедем отсюда, как только появится возможность. Мы бы уехали хоть сейчас, но узнали, что наши паспорта аннулированы», — рассказывает Вафа, одна из сестер, в интервью Громадскому.

Скрываясь в Грузии, сестры часто получают сообщения от своих родных: они то угрожают убить девушек, как только найдут, то призывают вернуться домой, где им теперь якобы будет безопасно. Девушки говорят, что боятся оставлять свой временный приют: вероятно, отец или братья уже разыскивают их здесь. Согласно законам Саудовской Аравии, им придется отвечать за побег: возможно заключение или даже смертная казнь. Поэтому сестры всеми способами просят о помощи — делятся своей историей в соцсетях, открыто общаются с прессой, надеясь, что гласность поможет им улучшить свое положение. В будущем Маха и Вафа хотят уехать в другую, более безопасную страну.

В Грузию Маха и Вафа приехали через Турцию. «Мы сделали паспорта, и у нас вообще не было времени. Ведь наш отец мог узнать об этом. Мы не могли ждать визу, чтобы отправиться в какую-то безопасную страну. А в Грузию мы могли въехать без визы. Мы прибыли в аэропорт Стамбула, подождали в транзитной зоне и в тот же день на такси отправились в Грузию», — говорит Вафа.

Причиной побега девушки называют отношение своей семьи к ним. Вафа рассказывает, что никакое волеизъявление им не разрешалось. «Еще с тех пор, как я была ребенком, я понимала, что моя семья не любит меня. Но что я могла изменить? В Саудовской Аравии, если ты женщина, ты не можешь сказать ни слова. Правительство Саудовской Аравии не способно защитить нас от жестокости, которую мы ощущаем в семьях, ведь это считается нормой в нашей стране».

Вафа говорит, что в основном девушек избивали из-за каких-либо их собственных решений. Таких, как прическа, одежда или макияж. Девушкам никуда не разрешалось выходить без сопровождения мужчин — даже в супермаркет. Основные обязанности женщин в их семье — готовить и обслуживать мужчин. Почти невозможно получить образование или работу. Для этого Вафе надо было бы ехать из их села в город, а без мужа ее бы не отпустили. Маха после обучения прошла множество собеседований, но работу так и не получила: отец не позволил ей работать, потому что это была бы работа в компании — вместе с «чужими» мужчинами.

«Образование для женщин в Саудовской Аравии очень ограничено. Есть ряд профессий, которые нам недоступны: мы не можем быть дикторами, например, или работать в компании. Преимущественно — преподавание. Математику, географию преподают женщины. Два года назад я закончила обучение и пыталась получить работу. Однако мне запретил мой отец. Ведь сама я не имела права уехать, а он не хотел уехать со мной, — вспоминает Вафа. — Два года я спорила с ним из-за этого. А потом, несколько месяцев назад, он вдруг согласился, потому что направлялся в столицу Саудовской Аравии Эр-Рияд с моими братьями. И он взял меня с собой. Я поработала всего два месяца. Потом он сказал: все, мы едем домой, ты должна прекратить работу. Но не успели мы вернуться в наше село, как я убежала».

Приложения, которые спасают и порабощают

Об истории Махи и Вафы аль-Субаи мир узнал из Twitter. В нем в середине апреля девушки выложили первое видео с просьбой помочь: «Мы в опасности, мы нуждаемся в вашей помощи, чтобы попасть в страну, которая примет нас и защитит наши права». На видео активно реагировали пользователи соцсетей, международные организации тоже обратили внимание на историю девушек. «Говорили, что попытаются помочь, но конкретной помощи не обещали», — отмечает Вафа.

В Twitter сестры даже выложили фото своих паспортов. Свое решение девушки объясняют так: «У нас не было другого выбора. Если бы мы не сделали этого, наша семья и правительство нашей страны вернули бы нас назад. И мы бы повторили пример девушки, которая около восьми месяцев назад тоже приехала в Грузию и никому не рассказывала о своей ситуации. Ее отец приехал и забрал ее обратно. Больше о ее судьбе мы ничего не знаем».

Количество примеров, когда именно резонанс в соцсетях помогал саудийкам успешно бежать из страны, в последнее время увеличивается. Один из них — история 18-летней Рахаф Мохаммед аль-Кунун, которая в январе этого года сбежала со своей родины в Таиланд после того, как ее семья пыталась навязать ей ислам. Девушка забаррикадировалась в аэропорту Бангкока, выкладывала в Twitter видео с требованием обеспечить ей встречу с представителями Агентства ООН по делам беженцев. И потом таки смогла получить убежище в Канаде. Вафа говорит, что такие истории, когда беглянке из Саудовской Аравии удавалось завоевать свое право на жизнь в безопасной стране, — вдохновляют.

На днях девушки призвали корпорации Google и Apple удалить приложение, которое позволяет саудовским мужчинам тотально контролировать передвижение женщин. Речь идет о приложении Absher, которое позволяет саудитам следить за передвижением женщин и давать разрешение или отказывать им в путешествиях за границу. Они получают сообщение, когда женщина использует свой паспорт.

Приложение Absher было разработано министерством внутренних дел Саудовской Аравии с другой целью — для предоставления различных электронных государственных услуг и проведения бухгалтерских операций. Как говорят сестры, теперь оно является основой системы мужского опекунства в Саудовской Аравии. Впрочем, в 2015 году Google пересмотрел условия использования приложения, не заметил нарушений чьих-либо прав и не удалил его.

Как девушкам удалось сбежать из-под опеки мужчин своей семьи, они не объясняют. Как пишет The Guardian, они украли у своего отца телефон с установленным на нем приложением Absher. А по версии издания Coda, девушки взломали это приложение.

Что будет с саудийками дальше: правовой механизм

Стратегия активности в соцсетях в данном случае — скорее преимущество, чем угроза, отмечает Максим Буткевич, координатор проекта «Без границ». По мнению специалиста, иногда публичность является едва ли не единственным способом защиты: «Чем больше людей следит за тем, что происходит в жизни этих людей, тем меньше шансов, что кто-то сможет с ними тихо „разобраться“ или нарушить их права».

У девушек нет конкретного плана, куда поехать дальше: пока они ждут получения статуса беженцев в Грузии. Маха и Вафа вполне соответствуют определению «беженцы», которое прописано в Конвенции 1951 года. Как говорит Максим Буткевич, шансы у сестер хорошие: «Думаю, им предоставят статус беженца или иную форму защиты или в Грузии, или в других странах, подписавших и ратифицировавших Конвенцию ООН о беженцах 1951 года и протокол к ней 1967 года» . Среди этих стран нет Саудовской Аравии, однако в данном случае это неважно: главное, чтобы страна, где саудийки ищут убежище, обязалась его предоставить.

Как объясняет Максим Буткевич, при этом важно, чтобы в стране, куда прибыли сестры, им не угрожала опасность преследований. Поскольку девушки утверждают, что такая опасность есть, то речь идет о переселении в безопасную страну, которым, как правило, занимается Управление Верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ ООН). Оно выясняет детали дела и убеждается в том, что людям грозит опасность в той стране, где они сейчас находятся, а потом ищет безопасную страну, которая соглашается их принять в пределах своих квот.

Кто может принять саудиек? Некоторые страны Евросоюза или Северная Америка. «Из Украины, например, переселяли ранее преимущественно на север Европы: беженцев принимали Швеция, Норвегия и еще несколько стран, а также Штаты и Канада. Ситуация изменилась в 2015-2016 годах: эти страны приняли очень много беженцев из ближневосточного региона — бежавших от войны в Сирии. И у них иссякли квоты, поэтому они почти прекратили принимать».

По словам Буткевича, проблема в том, что это — не обязательство, а добрая воля того государства, которое принимает. Оно может отказать без объяснений. Все это — как уже договорится УВКБ ООН, потому что личные обращения в посольства в основном не работают. И сейчас все, что остается — ждать доброй воли какой-либо безопасной страны, которая готова не только предоставить саудийкам статус беженцев, но и какие-то минимальные гарантии безопасности: например, если приедут их родственники, то им девушек не отдадут.

Twitter-активность поможет девушкам, считает специалист, — только если они не будут ставить в своих постах какие-то требования к посольствам и указывать, в какие именно страны хотят переселиться. Гласность без всякого давления на правительства стран — залог спасения Махи и Вафы, считает Максим Буткевич.

Поделиться: