С начала оккупации Донбасса Украина потеряла значительную часть промышленности. В 2013 году предприятия региона производили около 15% ВВП страны или 240 млрд гривен ($28,6 млрд) в год. Что экономика страны потеряла от оккупации этой территории и сколько будет стоить восстановление Донбасса?

Потеря мощности

В 2014-м банковская система несет убытки в 53 млрд гривен ($1,4 млрд). Кроме того, люди забирают из банков почти 60 млрд гривен ($4,5 млрд) (13,7% от общей суммы вкладов страны). Объемы валютных вкладов сокращаются более чем на треть до 19,4 млрд гривен ($1,46 млрд). Доллар дорожает сначала вдвое против курса 2013-го — почти до 16 гривен, а впоследствии достигает 22 грн.

Номинальный ВВП упал в 2014-2015 году и не восстановился в полной мере до сих пор.

Фото:

Данные Мирового банка

Конечно, подсчитать, сколько точно Украина потеряла из-за оккупации, невозможно. Чтобы оценить реальные потери, мало определить стоимость активов в регионе и объемы продукции, которые там производились. Но представитель президента в Верховной Раде, депутат Ирина Луценко заявляла, что ущерб от оккупации достигают более $50 млрд.

Стальные гиганты региона

На долю Луганской и Донецкой областей приходилась четверть украинского экспорта ($17 млрд в год). Только металлургических предприятий на Донбассе насчитывалось более 80, а продукции из них поставляли в 50 стран мира. Благодаря этому Украина до войны держала десятое место в мировом рейтинге по выплавке стали.

Например, доход только Енакиевского металлургического завода, который принадлежит холдингу «Метинвест» Рината Ахметова, в 2013 году составил более 12 млрд гривен ($1,42 млрд). Из них более 300 млн грн ($35,7 млн) предприятие уплатило в бюджет Украины.

Но в 2014 году выплавка стали в Украине упала до рекордно низких показателей.

Часть металлургических заводов, в частности, Енакиевский, Алчевский и Донецксталь, остались на оккупированной территории и временно остановились. Но еще три года после начала войны они платили налоги в бюджет Украины. Холдинг «Метинвест», например, отчитывался, что в 2017-м из производств на неподконтрольной территории в Украину поступило более миллиарда гривен налогов ($37,4 млн).

«Республики» это не устраивало. В феврале 2017 года парламент «ЛНР» постановил, что весь украинский бизнес должен зарегистрироваться в «налоговой системе «ЛНР». В противном случае предприятия должны быть национализированы. Параллельно с этим решением в Украине в марте 2017 года по инициативе депутата Верховной Рады Семена Семенченко началась экономическая блокада оккупированного Донбасса.

События на территории «ЛНР» и «ДНР» повлияли и на работу других предприятий отрасли. Крупнейшие железнодорожные пути оказались под контролем так называемого «министерства транспорта ДНР», теракты разрушили десятки мостов и разъездов, что перекрыло пути перевозки груза. Из-за этого почти вдвое сократились объемы производства на Днепровском металлургическом комбинате им. Дзержинского, Мариупольском металлургическом комбинате им. Ильича и «Азовстали».

Перепродажа угля Украины

В 2013 году добыча угля в Украине достигла почти 84 млн тонн, и почти 75% из них приходилось на Донбасс. С началом войны ⅔ шахт остались на оккупированной территории. Деятельность угольных предприятий частично остановилась. Добыча угля в Украине уже в 2015 году уменьшилась почти вдвое.

В первые годы оккупации шахты еще поставляли уголь на территорию Украины. Только в 2017-м ДТЭК заявил, что остановил работу своих шахт на неподконтрольной территории из-за повреждения транспортной инфраструктуры и военных действий.

Война заблокировала полноценную работу портов в Мариуполе, а также Донецкой железной дороги. Остановилось отгрузки сырья более 50 угольных грузовых станций. С августа 2014 года предприятия только из-за этого теряли полмиллиарда гривен ежемесячно.

По подсчетам ООН, в 2014 году инфраструктура Донецкой и Луганской областей понесла убытки в $440 млн, а общие убытки промышленности региона в 2014 году составили 26 млрд гривен ($1,9 млрд).

Одной из наиболее ощутимых проблем для экономики Украины стала потеря предприятий, которые добывали антрацит (разновидность угля). Именно на нем работает половина теплоэлектростанций страны. По оценке Минэкономугля, Украине ежегодно нужно не менее 28 тонн угля, половина из которого — антрацит.

В правительстве решили импортировать топливо из-за рубежа и в 2016-м ввели формулу «Роттердам +». Стоимость топлива за ней рассчитывалась так: «цена угля в портах Амстердам — Роттердам — Антверпен + стоимость его доставки в Украину».

В том же году цена тепловой электроэнергии в Украине выросла вдвое.

В феврале 2017 года «Роттердам +» обвинили в том, что под видом импортного угля на ТЭС Украины поставлялся антрацит с оккупированных территорий. По версии Национального антикоррупционного бюро, прибыль от схемы распределился между ДТЭК, Донбассэнерго и Центрэнерго. По подсчетам экспертов, за 2,5 года украинцы переплатили 35 млрд гривен ($935 млн).

Еще одна проблема — так называемый перемаркированный уголь с неподконтрольных территорий. Эксперты говорят, в «республиках» развиваются в основном предприятия, продукцию которых можно перемаркировать на российскую. Например, уголь из донецких и луганских шахт можно представить как уголь из Ростова и через Беларусь продать в Польшу, а затем — обратно в Украину.

Так, в 2018 году Беларусь, у которой нет залежей каменного угля, экспортировала его в Украину на $50,36 млн, что почти в 800 раз больше, чем в 2017 году. Объемы экспорта антрацита также за год выросли в 307 раз и составили почти $9 млн. Однако министр энергетики Украины Игорь Насалик заверил, что эти поставки не из Донбасса.

Релокацию в Россию: машиностроение под оккупацией

На Донбассе изготавливали трамваи, тепловозы, промышленную технику, которую преимущественно продавали на российский рынок — до 60% украинского экспорта отрасли. Например, на сейчас оккупированной территории работал завод Лугансктепловоз. В 2013 году его прибыль составила более 150 млн гривен ($4 млн), однако уже в 2015 году предприятие закончило год с чистым убытком в 260 млн гривен ($6,9 млн).

С началом войны Донецкая областная военно-гражданская администрация сообщала, что боевики фурами вывозят из промышленных предприятий Донбасса оборудование. В марте 2016 года представитель Главного управления разведки Минобороны Вадим Скибицкий сообщил, что на территорию России переместили более 20 крупных предприятий. Среди них — госкомпания «Топаз», которая производила радиотехнические системы и комплексы, Луганский патронный завод, Харцызский машиностроительный завод и др.

Экономическая блокада: аварийный режим

По подсчетам премьер-министра Владимира Гройсмана, убытки украинского горно-металлургического комплекса вследствие блокады зимой 2016-2017 года достигли примерно $3,5 млрд. Было сокращено около 75 тыс. рабочих мест отрасли. Аналитики Dragon Capital подсчитали, что только холдинг «Метинвест» Рината Ахметова ежемесячно терял от $5 до $10 млн. Так же только за первый месяц блокады о, убытках в 8,4 млн гривен ($224 тыс.) отчитывалась «Укрзализныця».

Блокада

Восстановление региона

За год до войны государство потратило рекордную сумму — 13 млрд гривен ($347 млн) на поддержку шахтеров, чтобы компенсировать разницу между ценой за продажу угля и реальной стоимостью его добычи. В 2014 году на эту отрасль должны были потратить еще 13 млрд грн ($347 млн).

«Сейчас Украина не несет убытки с дотированием шахтеров, однако угольные предприятия на подконтрольной территории, принимают ежегодно из бюджета еще 2-2,5 млрд гривен ($53-66 млн)», — говорит главный редактор «Бизнес.Цензор» Сергей Головнев.

Дотации на уголь — 30% всех отчислений из госбюджета в Донецкую и Луганскую области. Последние годы перед войной эти регионы получали, кроме того, еще и деньги на проекты государственного значения, а также компенсации налога на добавленную стоимость.

Фото:

*Данные Госказначейства, Госстата

Регион нуждался и в значительных инвестициях в модернизацию предприятий, у части из них были собственные значительные долги. Например, Донецкая железная дорога должна была 4 млрд гривен ($500 млн). Эти деньги с началом войны кредиторы требовали от «Укрзализныци», и только в январе 2019-го Петр Порошенко освободил УЗ от уплаты этих средств.

Убыточными были и промышленные гиганты. В 2013 году ущерб Алчевского металлургического комбината составил почти 2 млрд грн ($0,2 млрд). А в апреле 2016-го он составил уже более 48 млрд гривен ($1,8 млрд). В конце 2017 года корпорация «Индустриальный союз Донбасса», которая контролировала Алчевский МК, заявила о потере управления над активом.

По данным Донецкой областной государственной администрации, более пять тысяч предприятий, которые работают в «ДНР» и «ЛНР», перерегистрировались на подконтрольной Украины территории. Руководитель области Александр Кихтенко говорил, что в 2014 году из общей суммы уплаченных Донецкой области налогов 19 млрд гривен ($1,4 млрд) (более 50%) заплатили предприятия, расположенные на территории так называемой «ДНР». Согласно данным Государственной казначейской службы Украины, даже в 2018 году от налогов на неподконтрольной территории в бюджет поступило около 7 млрд гривен ($187 млн).

Однако, по подсчетам правительства, для реинтеграции региона и его восстановления потребуется от $10 до $30 млрд и не менее 10 лет.

Поделиться: