Подозреваемый в убийстве Амины Окуевой и в покушении на Адама Осмаева Игорь Редькин во время заседания Святошинского районного суда Киева по избранию ему меры пресечения, 14 января 2020 года
Фото:

Виктория Рощина/hromadske

Святошинский суд арестовал на два месяца без возможности внесения залога Игоря Редькина, подозреваемого в убийстве Амины Окуевой — добровольца, служившей в батальоне полиции «Киев-2» и бывшего пресс-секретаря «Международного миротворческого батальона имени Джохара Дудаева». О том, кто он такой и как проходило судебное заседание — в нашем материале.

Святошинский суд Киева, 16:10. В зал заседаний вводят подозреваемого: он смотрит в пол, едва переставляет ноги. На голове — капюшон. Увидев в зале журналистов, снимает его и начинает нервно передвигаться по боксу.

«Где вы были вечером 30 октября 2017 года, в день убийства Амины Окуевой?», — спрашиваю его.

«Не могу вспомнить, надо гаджеты смотреть. У меня все забрали. Постановление о возбуждении дела мне дали только два дня назад, я даже не успел прочитать», — отвечает Игорь Редькин.

Он утверждает, что не мог совершить убийство, потому что у него артроз, нет двух пальцев на правой руке, а также проблемы с плечами из-за спортивных травм.

«Вы посмотрите на меня. Они не могут отпечатки взять, потому что пальцы не сгибаются», — говорит Редькин, размахивая руками. Затем просит проверить его прямо в зале на детекторе лжи.

Автомобиль Амины Окуевой и ее мужа Адама Осмаева обстреляли 30 октября 2017 года около поселка Глеваха в Киевской области. От огнестрельных ранений Амина умерла, Адам попал в больницу.

Редькин уверяет, что в районе Глевахи был очень давно: «Меня априори не могло там быть. Я в том районе был лет 10 назад, когда на Одессу ехал на машине».

И добавляет: «Хорошо, что Шеремета не в Киевской области убили, а то бы тоже сказали, что я».

На вопрос, слышал ли он вообще об убийстве Амины Окуевой, говорит, что новостей не читает: «Я слышал об этом уже только в управлении, когда меня задержали, и то они хвастались, что задержали другого». Но не уточняет, кого именно.

И предлагает свою версию того, почему его задержали: «Как я здесь оказался? Разве я похож на чеченский, российский след? Только потому, что родился в Дагестане?»

Амина Окуева у посольства России в Украине, Киев, 21 апреля 2016 года
Фото:

Мусиенко Владислав/УНИАН

IT-бизнес и подозрение в убийствах

56-летний Игорь Редькин — уроженец города Каспийск, что в Дагестане. Долгое время проживает в Украине. В Реестре юридических лиц он указан как совладелец и основатель нескольких компаний, в частности «Голден-Фиш» и «Блэк-Шримп».

Среди их учредителей есть и народный депутат от «Слуги народа» Юрий Аристов. На странице в Фейсбук депутат отметил, что с весны 2019 года Редькин больше не имеет отношения к этим компаниям. С тех пор, уверяет Аристов, их сотрудничество закончилось.

Сам подозреваемый отметил, что ведет успешный бизнес в области IT-технологий.

«Я работал в сфере информационных технологий, был генеральным директором. Мы сотрудничали с США. Вы понимаете, какие там доходы? От 3 до 5 тысяч долларов официально. И я бы пошел убивать за деньги?», — говорит Игорь Редькин.

По данным следствия, он входил в преступную группу, которая занималась заказными убийствами. В сентябре 2019 года полиция задержала его и еще шестерых членов группы по подозрению в двух убийствах: в сентябре 2016 года в поселке Крушинка Васильковского района Киевской области убили директора компании «Caparol Украина» Павла Зможного, в 2019 году — руководителя отдела рекламы КП «Киевский метрополитен» Павла Миленького. Редькин подтвердил, что знаком с двумя другими подозреваемыми в этом деле — они якобы были его офисными работниками.

Зимой прошлого года Шевченковский суд Киева изменил меру пресечения фигурантам на домашний арест и личное поручительство. На момент задержания по делу Окуевой Редькин находился под личным поручительством.

Hromadske существует благодаря финансовой поддержке зрителей, мы — независимое медиа и у нас нет владельца. Помоги журналистам и дальше делать свою работу, поддержи нас на платформе Спільнокошт.
Подозреваемый в убийстве Амины Окуевои и в покушении на Адама Осмаева Игорь Редькин во время заседания Святошинского районного суда Киева по избранию ему меры пресечения, 14 января 2020 года
Фото:

Виктория Рощина/hromadske

Дело Окуевой

Одним из ключевых доказательств возможной причастности Редькина к убийству Окуевой следствие называет совпадение его ДНК с ДНК на автомате, который был оставлен неподалеку от места преступления. Об этом говорится в заключении эксперта, которое зачитала на заседании прокурор Юлия Дядюк. По данным следствия, на оружии нашли образцы еще двух ДНК, однако чьи они — не установлено.

«Мы понимаем, что только тот, кто непосредственно убивал, мог держать это оружие. Поэтому сейчас идут определенные следственные действия, которые ответят на вопрос: то лицо, которое вчера задержали, участвовало только в организации и передаче оружия, или еще и в непосредственном исполнении», — сказал глава Национальной полиции Украины Игорь Клименко во время брифинга 13 января.

В 2017 году после убийства Амины тогдашний советник министра внутренних дел Антон Геращенко заявил, что на оружии нашли ДНК предполагаемых стрелков. Тогда полиция эту информацию опровергла. Сейчас там говорят, что сделали это, чтобы не навредить следствию.

Также полиция проверяет деятельность преступной группы, в которую якобы входил Редькин, в странах Евросоюза — найденный неподалеку от места преступления автомат был чешского производства.

Прокуратура просила взять подозреваемого под стражу, отмечая, что он может скрыться, уничтожить вещественные доказательства, давить на свидетелей и других возможных участников преступления.

Адвокаты возражали: кроме экспертизы ДНК, других доказательств не представлено, а она не доказывает факт совершения преступления. Также у Редькина на содержании жена и мама, по другому уголовному делу ему избрана мера пресечения в виде личного поручительства, и это, по мнению адвокатов, уменьшает риск побега.

Также защита отмечала неудовлетворительное состояние здоровья подозреваемого. Однако в прокуратуре отметили: все предоставленные справки — за 2019 год, а преступление произошло в 2017-м.

Место гибели Амины Окуевой возле железнодорожного переезда в Глевахе, Киевская область, 30 октября 2017 года
Фото:

Гонтар Владимир/УНИАН

Кто заказчики?

Ранее муж Амины — Адам Осмаев в комментарии hromadske отметил, что скоро станут известны заказчики убийства: «Я думаю, скоро следствие предоставит информацию о заказчиках. Это представители власти в РФ».

Депутат Верховной Рады 8-го созыва Игорь Мосийчук, помощницей которого была Амина и на которого также покушались накануне убийства ее убийства, утверждает, что заказчики известны следствию: «Это те же, кто заказывал и меня. По моей информации, за убийство Амины предлагали $500 тысяч, за мое убийство также $500 тысяч, за убийство Адама — миллион долларов».

Мосийчук отметил, что в день убийства Амина с Адамом ехали к нему в больницу. Также, по его информации, были люди, которые знали о запланированных убийства, но не сообщили об этом в следственные органы.

Ирина Каминская, мама Амины Окуевои, отметила, что тем, кто заказал убийство ее дочери, не давала покоя независимость Украины: «Для Амины было очень важно служить бойцом-добровольцем в составе подразделения МВД. Пока мы помним наших героев, страна имеет право на существование».

Мать Амины Окуевой Ирина Каминская во время заседания Святошинского районного суда Киева по избранию меры пресечения Игорю Редькину, подозреваемому в убийстве Амины и покушении на Адама Осмаева, 14 января 2020 года
Фото:

Ратынский Вячеслав/УНИАН

Первое покушение

Первое нападение на Амину и Адама произошел в июне 2017 года. По версии следствия, нападающий назвался журналистом французской газеты «Le Monde» Алексом Вернером и пригласил супругов на встречу. В машине он выстрелил в Адама. Амина выстрелила в ответ. Супругов госпитализировали. Следствие установило, что стрелял в них Артур Денисултанов-Курмакаев — киллер по прозвищу «Динго». 29 декабря 2019 года его передали в рамках обмена пленных в Россию.

Амина Окуева родилась в Одессе. Некоторое время жила в Москве и в Чечне. После второй чеченской войны переехала в Украину. Служила в рядах батальона полиции «Киев-2». Одновременно была пресс-секретарем «Международного миротворческого батальона имени Джохара Дудаева». Окуева также сотрудничала с крымскотатарским каналом ATR, где вела авторскую программу «Герои Кавказа», первый эпизод которой показали сразу после ее смерти.

Ее муж, Адам Осмаев, был руководителем батальона имени Джохара Дудаева. В России его обвиняют в покушении на президента Владимира Путина.

Независимые благодаря вам

Мы работаем независимо от политиков и олигархов. Наша журналистика существует благодаря вам. Вы можете поддержать нас, а мы можем продолжить рассказывать, что на самом деле происходит.

Поделиться:
spilnokosht desktopspilnokosht mobile