Пожилая женщина с коронавирусом дышит кислородом через маску в больнице в Почаеве, Украина, 1 мая 2020 года
Фото:

AP/Evgeniy Maloletka

Ярослав Глагола работает в медицине более 30 лет, последние полгода — в «ковидном» отделении. Врач называет кислородогенераторы «драгоценностями», благодарит пациентов за понимание, а ситуацию в Ужгородской городской клинической больнице характеризует как критическую.

О перепрофилировании отделений «на ходу», а также о том, почему дополнительные койки никак не спасают ситуацию в переполненной больнице, читайте в его интервью hromadske.

Какова сейчас ситуация в вашей больнице?

Ситуация критическая и неконтролируемая. Наша больница — опорная, это единственная больница, которая несет круглосуточную ургентную службу. ДТП, инфаркты, инсульты — всех этих больных мы должны обеспечить лечением. 

Сейчас пять отделений задействовано под больных COVID-19. Среди них есть отделения, которые не должны быть перепрофилированы. Это сосудистая неврология, где должны находится больные инсультом, кардиореанимационное отделение, где должны лечиться больные инфарктом миокарда, хирургическое отделение. 

Все отделения заполняются буквально за полтора суток. Сейчас я работаю в гинекологическом отделении, где уже нет гинекологии, и буквально за сутки — за мое дежурство — отделение было полностью заполнено. 

Беда в том, что приходится перепрофилировать отделения «на ходу». Представьте ситуацию, когда переносят тумбочки, кровати, и здесь же больные в коридорах. Их нужно перевезти, организовать питание, лечение и обеспечить всем необходимым.

То есть больница принимает не только ковидных больных?

Да, мы параллельно принимаем и нековидных больных в тяжелом состоянии. Пока это как-то удается. 

Нагрузка очень большая как на персонал, так и на администрацию. Какого-то четкого алгоритма на уровне местной или государственной власти нет, все сейчас идет хаотично, спонтанно.

Огромная проблема с кадрами. За 30 лет, что я работаю, такой проблемы никогда не возникало. Начиная с санитаров, то есть со среднего персонала, и заканчивая врачами. Приходится привлекать врачей, которые работают в других отделениях, непрофильных врачей, интернов. Их на самостоятельные дежурства, конечно, не пускают, но они помогают. 

Привлекаем врачей, которые только получили сертификат. Они тоже неподготовленные, мы их готовим «на ходу». То есть они с нами дежурят и проходят стажировку на рабочем месте. 

На мой взгляд, это преступление — привлекать молодых специалистов. К полноценному дежурству их допускать пока нельзя, потому что это большая ответственность, больные к нам поступают тяжелые. Но мы тоже валимся с ног. Больше суток на ногах все равно не простоишь.

И, конечно, большая проблема с кислородом.

Сколько кислородных аппаратов не хватает?

На утро 9 ноября заболевших было 130, а аппаратов у нас — 26. Как показал ковидный опыт за эти полгода, минимальная необходимость на 100 больных — 80 аппаратов в стационаре. Сейчас число больных растет, и даже если мы найдем еще 50 кислородогенераторов, этого будет недостаточно.

Чем это грозит?

Больные лечение получают, но на первом этапе, когда они поступают, для стабилизации мы должны обеспечить функционирование организма. Без кислорода страдает мозг и может возникнуть инсульт или инфаркт. Все лечение, сложное лечение, оно ничего не стоит, если больной задохнется, и мы не сможем его спасти.

Как вы выходите сейчас из этой ситуации?

На прошлом дежурстве мне не хватало кислородного аппарата, я обзванивал все отделения — может, у кого-то есть пациенты полегче, кому уже не так нужно. Помогли, подняли на лифте наверх дополнительный аппарат. Так же и я, если у меня стабилизировались больные и где-то там на часок этот аппарат освободился, помогаю коллегам из другого отделения. Так пока и выкручиваемся.

Как обстоит дело с кислородом в других ковидных больницах региона?

Ситуация аналогичная, но не настолько критичная. Потому что другие больницы не настолько заполнены, самая большая нагрузка идет именно на нашу. 

Если где-то в районе, скажем, в ковидном отделении 5 аппаратов и 20 больных, то они как-то еще выкручиваются. К тому же, всех тяжелых больных все равно везут к нам в Ужгород. А мы уже не можем выкручиваться, мы на грани коллапса.

Что говорит руководство больницы?

Позавчера я ходил в администрацию, у меня тоже было много претензий, но никто никому ничего не обещает. Руководство сейчас тоже в отчаянии. 

Есть где-то в СМИ информация, что якобы на область поступило 30 кислородогенераторов. Но где они, что они, как их распределят — не знает даже руководство. 

Наша больница — неприбыльное коммунальное предприятие Ужгородского горсовета. Горсовет тоже, я так понимаю, ничего не знает. Ничего внятного мы от власти не слышим. Еще эти выборы... Не может больница быть заложником предвыборного процесса.

Что вы имеете в виду?

Это мое личное мнение, но кому-то очень хочется, чтобы ситуация в Ужгороде была не очень хорошей. 

Есть городской совет, есть мэр, губернатор. В этом направлении кто-то должен был поработать.

Каковы ваши прогнозы дальнейшего развития ситуации?

Я оптимист по жизни, но в данном случае мои прогнозы пессимистичные. У нас в Ужгороде около тысячи больных, у которых подтвержден «ковид». Они пока что дома на самоизоляции, но это те больные, которые через неделю будут у нас. 

Лечение по телефону с семейным врачом — это пародия на лечение. К тому же, их самоизоляция очень относительная, потому что люди живут в семьях, пользуются общей ванной, и это все способствует распространению вируса. Да, один из них выкарабкается, но большинство будут у нас. И вопрос, где и как их лечить, открыт.

Ужгород объявили «красной зоной», но это все формально, никто не соблюдает карантин. Наоборот — предприниматели выходят на акции протеста. Возможно, я скажу очень радикально, но, по моему мнению, нужно введение временного чрезвычайного положения.

Поделиться: