hromadske уже объясняло, что значит «формула Штайнмайера».

Кроме того, мы говорили о ней с дипломатом Андреем Веселовским во вчерашнем эфире программы «Громадське.Світ».

А пока — несколько мыслей вдогонку.

С этой формулой, на мой взгляд, произошло следующее:

1. Президент Зеленский хотел скорейшего возвращения пленных. Путин взамен поставил условие: переход к «политической» части выполнения Минских соглашений в обмен на возвращение пленных.

2. «Политическая» часть — это то, чего умело избегал Порошенко. Украина в 2014-2019 годах убедила Запад, что «Минск» надо разделить на две части — «безопасность» и «политику», и что не может быть прогресса в политической части без выполнения требования безопасности (прекращения обстрелов, отвода войск и т.д.).

3. Постоянной эскалацией в Донбассе Россия давала понять, что не прекратит стрелять, пока Украина не начнет выполнять «политическую» часть. Для Украины это означало постоянные смерти людей. Но виновной в этом и ответственной за невыполнение Минска международное сообщество в основном считало Путина. Повторяя, что «мяч на стороне России» и т.д.

4. С актуализацией темы о «политической» часть «Минска», особенно актуализацей темы выборов, Россия, к сожалению, возвращает «мяч» на нашу территорию. Потому что «политическая» часть ассоциируется с обязательствами Украины по Минским соглашениям, которые содержат риски для суверенитета Украины. И это плохо. Но это цена, которую Украина платит за возвращение 35 пленных, и их возвращение — это хорошо. Очень сложный компромисс.

5. Есть однозначные пункты в «Минске», которые не на пользу Украине. Например, о том, что контроль над границей можно получить только после проведения выборов. Однако есть и пункты, позволяющие широкое толкование. И здесь Украина может выдвигать свои аргументы, которые будут работать в ее пользу. Например, в «Минске-I» есть тезис о международном мониторинге и верификации украино-российской границы и создании зон безопасности в приграничных районах. Этот пункт так и не был выполнен.

6. Тезисы министра Пристайко и вчерашние высказывания президента Зеленского свидетельствуют, по моему мнению, о попытках Украины дать такое толкование «Минску», которое означало бы сначала восстановление украинской власти на оккупированных территориях, и только потом проведение выборов. Зеленский вчера сказал, что «граница должна быть нашей» как о предпосылке для выборов. Однако одно дело — сказать, другое дело — обеспечить. И большой вопрос, удастся ли Украине продвинуть мнение о восстановлении украинской власти еще до выборов, кто будет верифицировать вывод войск, есть ли у Украины доверие к ОБСЕ и т.д.

7. Многое зависит от нового закона об «особом статусе», который анонсировал Зеленский. В нем, по-моему, должна быть гарантия того, чтобы «особый статус» содержал меньше угроз для украинского суверенитета. Он также перебросить «мяч» исполнения «политической части» снова на поле России. И перспектива этого есть, поскольку если Украина действительно проводит местные выборы, то так называемые «ДНР-ЛНР» должны быть официально расформированы, они должны перестать существовать как квази-государственные структуры (с армиями, милициями, службами безопасности и т.д.) задолго до выборов, и на оккупированные территории должна де-факто прийти украинская власть (суды, полиция, СБУ и т.д.).

8. У меня есть большие сомнения, что здесь Путин будет готов на какие-то уступки. «Сепаратисты» уже заявили, что никакого контроля над границей до выборов у Украины не будет. Кроме того, если Путин все-таки согласится «расформировать» квази-государства, то какой резонанс это будет иметь в российском информационном пространстве? Фактически, впервые Россия будет «отдавать» территории, а не забирать их. То есть весь процесс может упереться в такие детали, которые для той или иной стороны будет невозможно выполнить.

9. Новый закон, если он правильно будет написан в соответствии с украинскими интересами, может вернуть «политическую» часть обратно на поле России. Потому что крайне важно развернуть ситуацию, при которой только Украина берет на себя политические «обязательства». Ведь на самом деле такие обязательства должна брать на себя прежде всего Россия как страна-агрессор. Подозреваю, что россияне ничего не захотят на себя брать и нигде не захотят уступать, а потом ситуация вернется к порошенковским временам.

10. Важно параллельно думать не только о политических вещах, но и о гуманитарных: межчеловеческие контакты, увеличение пунктов пропуска и тому подобное.

Мой вывод: вся эта история вполне может привести к «зраде», поэтому давление общества необходимо. Но, ее возможно предотвратить, потому что есть очень много нюансов, о которые эта «зрада» может сломаться. И очень важно, чтобы Украина формулировала свои условия и последовательно требовала их воплощения, а не шла в фарватере условий внешних сторон.

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора

Поделиться: