Французский фотограф Поль Гого — коллега Уильяма Рогелона, ключевого свидетеля по делу нацгвардейца Виталия Маркива рассказал Громадскому, что Рогелон звонил ему в день обстрела и не мог объяснить, что произошло и откуда стреляли.

Гого, как и Рогелону был одним из фрилансеров, работавших в Славянске в начале 2014 года.

«Нас было много фрилансеров, как я, как и Уильям Рогелон, которые решили приехать на Донбасс, чтобы попытаться начать отправлять наши первые фотографии, наши первые рассказы. И большинство из этих фрилансеров жили в общежитии, находившемся в Донецке. Уильям был одним из них. Я жил с ним три или четыре дня в Донецке. Он пришел жить с нами, и с самого начала мы поняли, что это был один из первых таких его опытов», — рассказал Гого.

Гого также рассказал, что Рогелон вел себя очень самоуверенно, несмотря на то, что, по его же словам, до Украины сделал только один репортаж, из Сирии.

«Он раньше был в Сирии, но он был похож на многих фрилансеров, немного потерянных, не понимал, что происходит. Он даже спросил нас что-то, кто плохой, кто хороший, поэтому мы должны были объяснить ему, кто были сепаратистами и где была украинская армия. И мы должны были ему объяснить, что происходит в Славянске», — добавил он.

Гого также рассказал, что утром, когда произошел обстрел, в результате которого погиб итальянский фотограф Андреа Роккелли, Уильям предлагал другим фрилансерам-журналистам поехать с ним в Славянск. В тот день, 24 мая 2014, коллеги предупреждали Уильяма, не стоит приближаться к Славянску. Журналисты знали, что на тот момент это была самая горячая точка, говорит Гого.

«Он (Рогелон — ред.) сказал нам, что ему надоело в Донецке, потому что война была сосредоточена в Славянске, и поэтому он решил туда поехать. Он попросил нас поехать туда с ним, и мы сказали: «Нет, это слишком опасно». Я помню, что его последние слова ко мне были какими-то вроде «Я буду звонить вам, если мне потребуется помощь или что-то случится». А когда Уильям позвонил мне в тот день перепуганный со словами «они все мертвы, пожалуй, я умру». Я попытался успокоить его и спросил — где ты? С кем? Какой они национальности? Что случилось? Он был полностью в панике, я только понял, что он с русским и итальянцем. Он не говорил мне об обстреле со стороны военных или сепаратистов, он просто не знал, что произошло. Он не знал, где находится. Поэтому я позвонил в посольство, итальянское и французское посольство, и сказал им, что что-то происходит, а потом он пришел в больницу, и мы узнали, что итальянский фотограф умер», — рассказал Гого.

«За несколько часов я увидел Уильяма на российском пропагандистском телеканале. Он был в госпитале, раненый, и говорил, что в него стреляла украинская армия», — добавил фотограф.

  • Напомним, 12 июля нацгвардейца Виталия Маркива, обвиняемого в причастности к убийству итальянского фотографа Андреа Роккелли на Донбассе в 2014 году, суд Италии приговорил к 24 годам тюрьмы. При этом итальянский прокурор Андреа Дзанончелли требовал приговорить Маркива к 17 годам заключения.
  • В последнем слове Маркив сказал, что является украинским военным, простым солдатом, патриотом, и добавил, что всегда будет защищать Украину.
  • Президент Украины Владимир Зеленский поручил Министерству иностранных дел и Генпрокуратуре срочно заняться вопросом возвращения нацгвардейца Виталия Маркива.
  • Виталий Маркив, у которого есть гражданство Украины и Италии, находится за решеткой с 30 июня 2017 года, когда его арестовали в аэропорту Болоньи.
  • Его обвинили в убийстве по предварительному сговору с группой лиц итальянского фотографа Андреа Роккелли и его русского переводчика Андрея Миронова. Они погибли в результате минометного обстрела 24 мая 2014 у подножия горы Карачун под Славянском, на контролируемой тогда боевиками территории.
  • Прокуроры считают гибель Роккелли умышленным убийством. По их версии, находясь на горе Карачун, Маркив передал информацию о пребывании журналистов украинской армии.
  • Защита отвергла эти обвинения, настаивая на том, что журналисты находились в зоне войны без опознавательных знаков и стали жертвами перекрестного огня.
  • Итальянская сторона отказалась от проведения следственных действий на месте происшествия, а также проигнорировала предложения Украины о создании совместной следственной группы, которые звучали после ареста Маркива.
  • Обвинения против Маркива базируются на показаниях французского журналиста Уильяма Рогелона (ключевой свидетель по делу), который был вместе с Мироновым и Роккелли у горы Карачун под Славянском и единственным, кому удалось выжить.


Поделиться: