Сотрудники экстренных служб среди обломков самолета МАУ, перевозившего 176 человек и разбившегося возле аэропорта в Тегеране, 8 января 2020 года
Фото:

EPA-EFE/ABEDIN TAHERKENARE

Прошло две недели с того дня, как Иран признался, что сбил Боинг-737 украинской авиакомпании МАУ. 8 января самолет упал неподалеку от Тегерана, сразу после вылета из местного аэропорта. Все 176 человек, находившиеся на борту, погибли. Среди них — 11 украинцев, а также 82 гражданина Ирана, 63 — Канады, 10 — Швеции, 4 — Афганистана, по 3 из Германии и Великобритании.

К расследованию, которое проводит Иран, присоединились Украина и Канада, им помогает Франция. Тегеран уже заявил, что задержал подозреваемых. Впрочем, власти Ирана до сих пор не согласились передать бортовые самописцы на расшифровку другим странам.

Как идет расследование, что уже известно, какие вопросы остаются и стоит ли ожидать, что виновных накажут — рассказывает hromadske.

Кто и почему стрелял в самолет

11 января Иран признал, что «Боинг» МАУ сбила иранская ракета. Самолет якобы ошибочно приняли за вражеский объект.

А 21 января Организация гражданской авиации Ирана опубликовала отчет, в котором рассказала, как сбили самолет. В «Боинг» попали две ракеты класса «земля-воздух», выпущенные из зенитного ракетного комплекса «Тор-М1». Этот комплекс производят в России.

Накануне катастрофы Тегеран запустил баллистические ракеты по двум американским базам в Ираке — в ответ на убийство Штатами иранского генерала Кассема Сулеймани.

В день атаки на украинский «Боинг» иранские военные якобы заметили активность американских военных самолетов вокруг границ, а также воздушные цели, которые якобы двигались в сторону иранских военных объектов. Поэтому противовоздушную оборону Ирана привели в усиленную боевую готовность.

Украинский самолет якобы перепутали с военной целью после того, как он, взлетев из аэропорта Тегерана, повернул в сторону базы Корпуса стражей Исламской революции.

После катастрофы самолета МАУ по Ирану прокатились многотысячные протесты. Протестовала преимущественно молодежь, многие из протестующих лично знали погибших. Митингующие обвиняли власть в сокрытии правды, с местного телевидения даже уволились несколько ведущих.

В конце концов, Корпус стражей Исламской революции (КСИР) взял на себя ответственность за сбитый «Боинг». Командующий КСИР Хосейн Салами даже заявил, что хотел бы быть на борту сбитого самолета и погибнуть вместе с соотечественниками.

Корпус стражей Исламской революции — это военно-политическая структура, действующая параллельно с армией Ирана. Командиром спецподразделения КСИР был и генерал Кассем Сулеймани, с убийства которого военными США и началась эскалация. КСИР, среди прочего, имеет собственные военно-воздушные и аэрокосмические силы.

Из какого оружия сбили самолет

До официального объяснения, как и чем сбили украинский самолет, есть вопросы — в частности, в отношении вооружения, из которого попали в «Боинг».

Ракеты комплексов малой дальности, к которым относят и названный официальным Ираном «Тор», предназначены для поражения воздушных целей в радиусе около 12 км и на высотах до 6 км. Их действительно покупает в России и использует Корпус стражей Исламской революции.

В то же время эксперты, которых опросило hromadske, расходятся во мнениях, можно ли из «Тор-М1» сбить такой большой пассажирский самолет.

Редактор интернет-издания «Украинский милитарный портал» Михаил Люксиков говорит, что этот комплекс может работать на высоте до шести километров, а самолет МАУ успел набрать два: «Самолет был на высоте, достижимой для этой системы, сам „Тор-М1“ находился неподалеку и, соответственно, прикрывал какой-то из объектов в Тегеране. Поэтому все это выглядит, как ошибка операторов при распознавании».

Впрочем, военный эксперт Михаил Жирохов с официальной версией не соглашается. «Технические данные „Тор-М1“ говорят о том, что в средней полусфере он работает на 12 километров. Поэтому либо точка, с которой стреляли, находилась ближе, либо это было другое вооружение», — говорит он.

«Тор-М1» — не очень большой комплекс по меркам ПВО, и сбить большой лайнер двумя такими ракетами очень трудно. По словам эксперта, военный самолет сбить легче, чем «Боинг». Чтобы из «Тор-М1» сбить пассажирский самолет, надо, чтобы ракета попала в кабину.

Можно было бы избавиться от сомнений, если бы Иран предоставил украинским или другим международным специалистам важные части самолета. Но он демонстрирует только небольшие обломки, а по ним тип вооружения, из которого попали в «Боинг», выяснить сложно.

«В случае с МН17 (сбитым в 2014 году над Донбассом — ред.) — там были большие куски крыла, фюзеляжа, а здесь нам иранцы не показывают», — говорит Михаил Жирохов.

Работники экстренных служб среди обломков самолета МАУ, перевозившего 176 человек и разбившегося возле аэропорта в Тегеране. 8 января 2020 года
Фото:

EPA-EFE/ABEDIN TAHERKENARE

Знала ли украинская власть, что самолет сбили?

8 января посольство Украины в Иране заявило: у самолета произошла авария двигателя, версия теракта или ракетной атаки исключена. Правда, заявление очень скоро исчезло с сайта, вместо него появилось сообщение: «Информация о причинах авиакатастрофы выясняется комиссией. Любые заявления о причинах аварии до заключения комиссии не носят официального характера».

Владимир Зеленский поручил генпрокурору расследовать катастрофу, а также заявил, что необходимо проверить весь гражданский воздушный флот на пригодность к полетам.

В то же время, версию о том, что украинский самолет в Тегеране сбила иранская ракета, уже 9 января выдвигали лидеры Великобритании, США и Канады. Джастин Трюдо даже провел по этому поводу брифинг, а издание The New York Times опубликовало видео, на котором предположительно иранская ракета попадает в украинский самолет.

Иран на тот момент все обвинения решительно отрицал.

Но когда он все-таки признал вину, выяснилось, что Украина якобы уже имела доказательства попадания иранской ракеты в самолет. Секретарь Совета национальной безопасности и обороны Алексей Данилов заявил, что эта информация поступила от украинских специалистов, которые отправились на место катастрофы. Впрочем, чтобы их немедленно не отправили домой, данные решили не разглашать до получения достаточных доказательств.

Именно из-за отсутствия доказательств, как пояснил в интервью израильскому «9 каналу» президент Владимир Зеленский, Украина не сразу официально заявила, что самолет сбили иранские военные. Хотя известно это было уже на второй день после катастрофы.

«Я не мог в публичном поле говорить: „Нас сбили“, но я приехал к ним (к родным погибших — ред.) И сказал: „Кроме сочувствия, я приехал к вам с важной информацией. Хочу, чтобы вы точно знали, это совершенно не техническая ошибка, не ошибка ваших родных, и не ошибка нашего профессионального экипажа“», — сказал он.

Также, по мнению Зеленского, именно Украина «сделала несколько важных шагов», чтобы надавить на Иран, чтобы тот признал вину. И это была грамотная дипломатия, комментирует hromadske канадский журналист Майкл Колборн.

«Может показаться, что протесты в Иране определенным образом повлияли на расследование. Однако я думаю, что наибольшее давление осуществили именно по дипломатическим каналам, особенно со стороны Украины. Это показывает, насколько сложной может быть дипломатия, насколько дальновидной должна быть страна и насколько осознанно она должна действовать», — отметил Колборн.

По мнению журналиста, правильным было то, что Украина, хотя и знала об истинных обстоятельствах катастрофы, оказывала давление на Иран не открыто: «Это читается так: „Мы, конечно, знаем, что это вы сбили наш самолет, но не думаем, что это было преднамеренно, потому что мы имели дело со сбитым МН17. Вам стоит просто говорить правду“».

Мы работаем ежедневно, чтобы вы первыми узнавали о новостях в Украине и мире. Поддержите нашу деятельность на платформе Спільнокошт, hromadske действительно нуждается в вашей поддержке.
Церемония прощания с погибшими в катастрофе самолета МАУ в Иране, международный аэропорт «Борисполь», Киев, 19 января 2020 года
Фото:

EPA-EFE/SERGEY DOLZHENKO

Кто расследует катастрофу

В тот же день, когда Иран признал вину, была создана международная группа по координации расследования. Ее возглавил министр иностранных дел Канады Франсуа-Филипп Шампань.

13 января Служба безопасности Украины начала расследование по трем статьям Уголовного кодекса (нарушение правил безопасности движения или эксплуатации воздушного транспорта, умышленное убийство и умышленное уничтожение или повреждение имущества).

16 января пять стран, граждане которых погибли в катастрофе (Украина, Канада, Швеция, Афганистан, Великобритания), сделали совместное заявление — призвали Иран не препятствовать расследованию.

Кого арестовал Иран

Иран объявил, что уже арестовал «тех, кто несет ответственность» за сбитый украинский самолет. Кто эти люди и сколько их — не сообщается. Однако известно, что среди них — человек, который снял на видео момент катастрофы и выложил его в сеть.

На этот эпизод довольно резко отреагировали американские СМИ. Газета The New York Post в своей редакционной статье написала: «Реальную повестку дня иранского режима иллюстрирует то, что он арестовал человека, который опубликовал видео попадания ракет в интернете. Очень вероятно, что именно героические действия этого человека и заставили Тегеран признаться в содеянном».

25 января иранское издание Isna со ссылкой на министра иностранных дел Ирана Мохаммада Джавада Зарифа сообщило: человек, из-за действий которого ошибочно сбили украинский самолет, сейчас находится в тюрьме. Опять же — без уточнения, о ком именно идет речь.

Что с «черными ящиками»?

Несмотря на признание Ираном своей вины и якобы готовности сотрудничать для проведения эффективного расследования, остается открытым вопрос: почему Иран, которому вроде бы больше нечего скрывать, не отдает бортовые самописцы сбитого самолета?

За последние две недели позиция Ирана по этому поводу несколько раз менялась.

Сначала, когда произошла катастрофа, Управление гражданской авиации Ирана объявило, что именно оно будет заниматься расшифровкой, но позволит украинским экспертам присутствовать при процедуре.

Накануне признания своей вины Тегеран заявил, что бортовые самописцы «сильно повреждены», поэтому, если иранские и украинские специалисты не смогут получить с них информацию, их передадут экспертам из Франции или Канады. О том, что Франция поможет с расшифровкой, 11 января договорились Владимир Зеленский и Эмманюэль Макрон.

Начиная с 15 января, Офис генпрокурора трижды просил Тегеран передать «черные ящики» Украине. Несмотря на заявление главы отдела расследования аварий Управления гражданской авиации Ирана Хасана Резайефара, что самописцы все же отправят в Украину, прогресса не произошло. Уже на следующий день после заявления Иран его опроверг. Но в то же время анонсировал прибытие в Киев делегации иранских специалистов, которые проверят, есть ли у Украины «технические возможности» расшифровать записи.

Это вызвало беспокойство не только украинской стороны. Руководитель международной группы по координации расследования катастрофы самолета, министр иностранных дел Канады Франсуа-Филипп Шампань призвал Иран «как можно быстрее передать Украине или Франции самописцы» для анализа. Канада, 63 гражданина которой погибли в авиакатастрофе, пообещала «оказать давление на Иран», чтобы тот поторопился с передачей «черных ящиков».«Мы признаем, что бортовые самописцы являются ключом к расследованию, и есть правила, которые обеспечивают их быстрый и надлежащий в таких случаях анализ. Это вопрос не только наличия необходимых для анализа экспертов, но и технологических требований. Это не может быть сделано в Иране. Поэтому мы призываем Иран доверить „черные ящики“ третьей надежной стороне, у которой есть и кадровый, и технологический потенциал. В мировом сообществе сложилось общее мнение, что Франция была бы для этого правильным местом», — отметил премьер Канады Джастин Трюдо.

В отчете о катастрофе, который Управление гражданской авиации Ирана обнародовало 20 января, говорится, что Иран все-таки не способен самостоятельно расшифровать черные ящики сбитого самолета, а Франция и США отказались предоставить ему оборудование для расшифровки.

21 января иранская делегация действительно прибыла в Киев. На встрече присутствовали и эксперты из Франции и Канады. Теперь иранская сторона будет решать, передавать ли Украине «черные ящики» или нет.

Привлекут ли виновных к ответственности?

После катастрофы «Боинга» МАУ украинские и мировые медиа проводили параллели со сбитым малайзийским самолетом рейса МН17 в небе над Донбассом. Сначала — в качестве примера еще одной катастрофы, которую, вероятно, не скоро расследуют. Впоследствии противопоставляли признание Ираном своей вины поведению России, которая, несмотря на имеющиеся доказательства Объединенной следственной группы, отвергает все обвинения.

Что же касается перспектив расследования дела самолета МАУ, то канадский журналист Майкл Колборн настроен оптимистично. В то же время он говорит: ускорить его не получится. Потому что, например, Канада не может давить на Иран, с которым не имеет дипломатических отношений.

«Я думаю, что в этом случае значительно больше шансов узнать правду, чем в ситуации с МН17. Я не уверен, что это расследование будет легким и достаточно прозрачным в полном смысле слова, но в то же время я не думаю, что через пять лет мы будем говорить о нем так, как сейчас говорим о МН17», — отмечает Колборн.

Катастрофа украинского самолета МАУ в Иране и ее расследование

Независимые благодаря вам

Мы работаем независимо от политиков и олигархов. Наша журналистика существует благодаря вам. Вы можете поддержать нас, а мы можем продолжить рассказывать, что на самом деле происходит.

Поделиться: