Энн Эпплбаум — эксперт по вопросам Восточной Европы и писательница, автор исторического бестселлера «Красный голод: Война Сталина против Украины» и других книг. Hromadske связалось с ней, чтобы спросить ее мнение о публикации смс-переписки между американскими должностными лицами и украинским чиновником, а также попросило прокомментировать причины и последствия «Украинского скандала» в Вашингтоне.

Несколько дней назад мы прочитали переписку между американскими должностными лицами, например, спецпредставителя США в Украине Курта Волкера, временного поверенного Уильяма Тейлора, посла в ЕС Гордона Сондленда и, с другой стороны, советника президента Украины Зеленского Андрея Ермака. Там говорилось, что встреча украинского и американского президентов может зависеть от того, будет ли украинский президент как-то публично высказываться по поводу Джо Байдена и компании Burisma... К чему это может привести? Ведь это новая ступень скандала, после того, как первый разговор между президентами был обнародован.

Интересная вещь этой переписки заключается в том, что в ней можно проследить два типа государственных чиновников. С одной стороны, есть Билл Тейлор и Курт Волкер, должностные лица Госдепартамента, чьими интересами являются национальные интересы США и интересы, которые способствуют установлению мира в Украине и защиты Украины от дальнейших вторжений со стороны России. С другой стороны, вы видите чиновников иного рода, которые в основном заинтересованы в том, чтобы помочь Трампу победить на следующих выборах. И они ищут, как вы говорите, публичные заявления о двух типах вещей: один — что-то связанное с Байденом, все, что может как-то запятнать или поднять репутацию Джо Байдена. Второе, что их интересует, это все, что имеет хоть какой-то признак того, что что-то пошло не так на выборах 2016 года — что Украина каким-то образом причастна к кибератакам на Национальный комитет Демократической партии США. Это было в телефонном разговоре Трампа с Зеленским.

Но этот конфликт между двумя типами чиновников — это и есть реальная история американской внешней политики за последние два года.

С одной стороны, существуют нормальные государственные служащие, действующие в американских национальных интересах, а с другой стороны — есть люди Трампа, которые стремятся продвинуть президента.

Билл Тейлор очень шокирован, он говорит, что помощь Украине не должна зависеть от помощи президенту. С другой стороны, есть посол в ЕС Сондленд, который говорит: не говорите об этом в текстовом сообщении давайте поговорим по телефону.

Таким образом, вы можете увидеть два разных приоритета.

То, что происходит сейчас — это еще не конец, я думаю. Еще есть свидетельство бывшего посла в Украине Мари Йованович, которую очень неожиданно отозвали. И может быть еще несколько историй. Может, быть еще один обличитель.

Я думаю, что украинцам важно понять, что существует конфликт, в Вашингтоне одновременно существует два вида государственной политики. И одна из них — это политика, которая, кстати, исповедуется Конгрессом, ее поддерживает Государственный департамент и внешнеполитический истеблишмент. С другой стороны, есть какая-то мошенническая операция, которой руководит Руди Джулиани. Не ясно, пытались ли они угодить Трампу, или Трамп приказал им это сделать, мы не уверены. Я думаю, что мы узнаем больше подробностей в течение следующей недели или двух, и это позволит наблюдателям в Вашингтоне делать выводы.

Что в этом случае — это то, что беспокоит украинцев — мог сделать украинский президент, а также как в связи с этой историей воспринимается Украина? Споры, которые, например, я слышу, мог ли президент Украины и его команда действовать по-другому. Ведь Дональд Трамп — это президент США, так же как Руди Джулиани — это Руди Джулиани, нам до сих пор нужна американская поддержка...

Я не завидую президенту Зеленскому. У него нет хороших вариантов, и я надеюсь, что украинцы это понимают. Что бы вы ни думали о нем, он оказался в реально сложной ситуации. Вы совершенно правы, с одной стороны. Вы же видите, что он и его команда пытаются быть максимально спокойными. Он уже сказал: «Я не хочу вмешиваться в выборы в США». Он хочет сказать: «Трамп никоим образом не давил на меня». Он не хочет раздражать президента США, а с другой стороны, конечно, он не хочет гнева демократов. Поэтому его лучшая политика заключалась бы в том, чтобы реально оставаться вне этого.

Я знаю, что это звучит странно, но речь идет совсем не об Украине. Речь идет о Белом доме и президентстве Трампа. У нас еще не было президента, который бы стремился использовать рычаги внешней политики для своей выгоды. Этого не было, возможно, это было когда-то в XIX веке, и я этого не помню — но, безусловно, после второй мировой войны такого не было. Поэтому на самом деле скандал именно в этом. Для Украины лучшей политикой будет — держаться подальше от этого скандала, насколько это возможно. Но все-таки в какой-то степени вы его часть, название страны — люди говорят о скандале, как о событиях, связанных с Украиной. Но в действительности это не скандал в Украине, это скандал в Белом доме.

Но если посмотреть на отношения между США и Украиной — насколько Украина сейчас может рассчитывать на поддержку США? Многие говорят, что Украина становится токсичной, поэтому любые визиты политиков сюда могут вызвать проблемы. Если мы говорим не о Трампе, а, возможно, о Конгрессе и людях из разных партий — как они относятся к Украине?

Парадоксально, но одним из последствий этого скандала может стать увеличение поддержки Украины. Иными словами, очевидно, что Трамп эксплуатирует тему Украины. Заметьте, что военная помощь, которую он пытался задержать, была назначена Конгрессом. Я не исключаю, что одним из последствий не только со стороны демократов, которые являются большинством в Палате [представителей], но и со стороны республиканцев, потому что там есть много людей, которые до сих пор преданы традиционной линии внешней политики и национальной безопасности, может быть увеличение поддержки Украине как моральной, так, возможно, в будущем и военной, если это потребуется. Потому что есть ощущение, что Украиной играют. В Вашингтоне, в Конгрессе никто не любит этого президента. Сенат его не любит. Многие считают, что должны проявлять к нему неискреннее уважение или публично его поддерживать, но часто люди постоянно говорят о том, что он им не нравится, поэтому это не секрет. Есть большая симпатия к Украине и к украинской позиции. Абсолютно все понимают, что Зеленский находится в невозможном положении. Но да, вы, наверное, правы, что многие не поедут в Украину, пока все это не образуется.

Тем временем Украина получила новый импульс по переговорному процессу по поводу конфликта на Донбассе. Некоторое время Украина ждала, что США смогут сказать свое решающее слово, поскольку Европа кажется слишком мягкой. Курта Волкера, который был спецпредставителем США, уже нет. Мы даже не знаем, будет ли новый человек. И в любом случае это выглядит так, будто именно в этот момент, когда возможны переговоры, президент США, похоже, будет не на стороне Украины. До сих пор это не было так явно, существовала определенная политика поддержки. Можем ли мы накануне выборов в США вообще надеяться на поддержку США, в частности поддержку президента относительно российско-украинского конфликта?

Боюсь, что еще до этого скандала Трамп не интересовался российско-украинским конфликтом. И поддержка, которую вы видели, поступала от чиновников Государственного департамента и Конгресса, в частности Курта Волкера. Мне жаль это говорить, но я бы не рассчитывала на США. Я должна быть очень осторожной в том, что я это говорю, но если бы была чрезвычайная ситуация, если бы была дальнейшая инвазия со стороны России, ситуация могла бы измениться. И я думаю, если это вопрос переговоров и решений относительно будущего Донбасса, Украина должна руководствоваться собственными решениями и сама взвешивать, как ей лучше действовать, а не рассчитывать на Вашингтон. Я не думаю, что вы получите какую-то мощную поддержку. Речь идет не о поддержке Вашингтона, а об интересе, ему сейчас просто не до этого.

Поделиться: