Украинские малые бронированные артиллерийские катера «Бердянск», «Никополь» и рейдовый буксир «Яны Капу» после захвата русскими в порту Керчи, 26 ноября 2018
Фото:

EPA-EFE/STRINGER

Через два месяца после освобождения украинских моряков и через полгода после решения Международного трибунала по морскому праву Россия вернула три украинских корабля, захваченных в Керченском проливе. Почему она сделала это именно сейчас и чем грозило ей игнорирование международных обязательств — в нашем материале.

Незаконный захват

«Включить свет на палубе, выйти с поднятыми руками», — это фраза из радиопереговоров украинских и российских военных 25 ноября 2018 года, с которой начался захват трех украинских кораблей и 24 моряков.

В районе Керченского пролива российские военные открыли огонь по катерам «Никополь», «Бердянск» и буксиру «Яны Капу», затем захватили их и членов экипажа в плен. Трех моряков «Бердянска» ранили. В самом катере остались пробоины.

Командир похода Денис Гриценко рассказывает, что у российских военных был один план — не дать украинским кораблям пройти:

«Когда мы уже пришли в Керченский пролив, после того как „Берег-25“, Керчпортконтроль, определил нам точки для ожидания прохода в Азовском море, мы встали в этой точке. Я вышел на Керчь, сказал, что это опасно, так как продолжаются угрозы моим судам. Они сказали: „Идите на эти точки, мы вас трогать не будем“. [...] Тогда, на мой взгляд, для РФ данная ситуация была непонятной, и они в неофициальной обстановке просили нас выйти за 12-мильную зону и ждать. А часа через 3-4 все переговоры завершились. [...] Они, я думаю, уже понимали, что будут делать», — вспоминал Денис Гриценко.

Командир похода катеров «Никополь», «Бердянск» и буксира «Яны Капу» Денис Гриценко (в центре) во время пресс-конференции в Киеве после освобождения из плена, 12 сентября 2019 года
Фото:

hromadske

Затем моряков, как «организованную преступную группу», судили в Крыму и Москве якобы за незаконное пересечение границы. Через полгода после захвата Международный трибунал по морскому праву, к которому обратилась украинская сторона, провел слушания на тему Керченского конфликта.

Россия тогда отказалась принимать в них участие, подчеркивая, что у суда нет юрисдикции для решения инцидента, а Украина использует ситуацию во внутриполитических целях.

Слушания состоялись 10 мая. Тогда украинская делегация отметила, что Россия нарушила основной принцип иммунитета военных кораблей, гарантированный Конвенцией ООН по морскому праву. Она подчеркнула, что катера задержали 25 ноября 2018 года в территориальных водах Украины. Но действия России в любом случае нарушали бы Конвенцию, даже если бы речь шла о территориальных водах РФ — силовики иностранных государств и подданные юрисдикции иностранных судов не могут арестовывать военные корабли других стран и их экипажи. Доклад Военно-морских сил Украины и приложенные к нему документы подтверждали, что украинские корабли осуществляли мирный переход между двумя украинскими портами.

Кроме того, Россия открывала огонь по катерам, что является доказательством агрессии, уверяла украинская сторона, демонстрируя фото.

Также украинская сторона отмечала, что Россия лишила Украину кораблей, используемых для поддержки национальной обороны страны.

Вернуть немедленно!

25 мая Международный трибунал по морскому праву удовлетворил иск Украины и обязал Россию немедленно освободить корабли и 24 членов их экипажей. В МИД Украины ожидали, что РФ выполнит это решение в установленный срок — в течение месяца. Однако этого не произошло. Украина отмечала, что пока Россия не выполняет решение Международного трибунала, она на море находится вне закона.

«Особенность морского права в том, что есть ежедневные правила, которыми пользуются все корабли без исключения, в том числе и России. Очевидно, они не могут поставить себя вне закона во всех морских вопросах: свободы навигации военных и гражданских кораблей», — уверяли в МИД.

Игнорирование решения Трибунала грозило России расширением санкций, ухудшением репутации среди других стран, несло экономическую и политическую угрозы, в том числе для безопасности грузовых перевозок, коммерческих и государственных российских судов.

Сравнить ситуацию можно с делом «Арктик Санрайз» — нидерландского судна, на котором активисты «Гринпис» в 2013 году проводили акцию протеста у российской буровой платформы в Печорском море. Бойцы береговой охраны РФ задержали судно и арестовали всех членов экипажа и пассажиров.

Участвовать в слушаниях Международного трибунала власти РФ тогда также отказались, как и выполнять его решения. Но через некоторое время отпустили захваченных активистов и выплатили правительству Нидерландов компенсацию в несколько миллионов евро.

Впрочем, возвращать украинские корабли Россия не торопилась. Время от времени крымские СМИ сообщали об исчезновении кораблей из порта Керчи, затем — о возвращении их обратно. Российские следователи отмечали, что суда являются вещественным доказательством по делу, и что они продолжают расследование против украинских военных.

7 сентября состоялся большой обмен пленных, моряки вернулись в Украину, однако, без кораблей.

17 сентября в пресс-службе «пограничного управления ФСБ России по Республике Крым» заявили, что три украинских корабля будут переданы Киеву благодаря достигнутым российско-украинским договоренностям.

Адвокат моряков Николай Полозов подчеркивал, что Россия просто маскирует свои действия договоренностями, хотя на самом деле обязана выполнить решение Трибунала:

«Я уверен, что после передачи кораблей власти РФ направят в суд (Международного трибунала — ред.) отчет о выполнении этого пункта решения», — рассказал он hromadske.

Мы существуем благодаря вам! Поддержите независимую журналистику — поддержите нас на «Спильнокоште» и присоединяйтесь к сообществу Друзей hromadske.

Вещественное доказательство

Ранее командующий Военно-морскими силами Украины Игорь Воронченко рассказал, что Россия сообщила недостоверную информацию Международному трибуналу по морскому праву о возвращении захваченных украинских кораблей — после освобождения 7 сентября украинских моряков она заявила, что вернула и корабли. Командующий утверждал, что Россия не хочет их возвращать, поскольку для суда они будут являться доказательством агрессии.

«Ну вы представляете, если они нам отдадут катер „Бердянск“ с простреленной рубкой, что будет?», — говорил Воронченко.

Адвокат Николай Полозов добавил, что следы агрессии на захваченных судах могли исчезнуть:

«Мне известно, что на кораблях российская сторона проводила какие-то ремонтные работы. Касалось ли это профилактических работ для дальнейшей передачи или устранялись следы агрессии — сложно сказать. Думаю, украинские специалисты после получения кораблей смогут ответить на эти вопросы», — сказал адвокат.

Даже после освобождения моряков и возвращения кораблей этот конфликт между Украиной и Россией не исчерпан. Основной спор об иммунитете трех военных кораблей и членов экипажей по существу будет рассматривать уже другой судебный орган — Арбитражный трибунал Международного суда ООН в Гааге. Уже 21-22 ноября состоятся первые слушания. Процесс может длиться несколько лет.

Рейдовый буксир «Яны Капу» (с крымскотатарского — «Новые врата»)

Построен в 1974 году. Входил в состав 171-й группы дивизиона морских и речных судов обеспечения СССР. Базировался на Крымской военно-морской базе (озеро Донузлав). После раздела Черноморского флота СССР вошел в состав ВМС ВС Украины под названием «Красноперекопск».

В 2015-2016 годах ремонтировался в Одессе. Во время декоммунизации получил название «Яны Капу».

Командир: старшина I статьи Олег Мельничук.

МБАК «Бердянск»

Малый бронированный артиллерийский катер «Бердянск» построили в 2012 году на заводе «Кузня на Рыбальском». На воду спущен в 2015 году. Входит в состав 24-го отдельного дивизиона речных катеров. В ноябре 2016 года прошел государственные испытания.

31 декабря 2017 года бронированные катера «Аккерман» и «Бердянск» приняли участие в спецоперации вместе с ракетным катером «Прилуки» и катером морской охраны госпогранслужбы Украины. Неподалеку от Одессы они задержали судно с контрабандой.

Командир: лейтенант Роман Мокряк.

МБАК «Никополь»

Относится ко второй партии МБАКов. После первой в конструкцию бронекатеров внесли около семидесяти изменений. Входит в состав 24-го отдельного дивизиона речных катеров. 5 декабря 2017 года состоялась торжественная церемония наименования четырех построенных катеров, которые получили названия «Вышгород», «Кременчуг», «Лубны» и «Никополь». «Никополь» включен в корабельного состава ВМС Украины 1 июля 2018 года.

Командир: старший лейтенант Богдан Небылица.

Поделиться: